Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2021 г.
28 июня 2004 г.

Председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер о запланированном участии его концерна в нефтедобыче, о строительстве газопровода по дну Балтийского моря и обвинениях менеджмента в коррупции

- Алексей Борисович, мир страдает от высоких цен на энергоносители. Ваш концерн "Газпром" - это крупнейший в мире производитель природного газа, сейчас вы собираетесь заняться еще и нефтедобычей. Каковы ваши планы?

- Мы разделяем опасения промышленно развитых стран в связи с высокими ценами на нефть. Цены должны быть справедливыми. При этом важнее всего - их предсказуемость и стабильность.

- Какую цену на нефть вы считаете справедливой? ОПЕК официально говорит о диапазоне от 22 до 28 долларов за баррель.

- Представления ОПЕК известны. И на этом уровне доходность нефтедобычи гарантирована и в Российской Федерации.

- Ваш ответ не свидетельствует о предстоящем снижении цен. Что вы можете сказать о газе как альтернативе нефти?

- Что касается газа, то в этой области имеются долгосрочные договоры. Газовый рынок существенно более стабильный. В отличие от нефти, где значительную роль играет спекулятивный фактор.

- Однако "Газпром" сейчас строит планы по увеличению добычи нефти. Вы хотите овладеть частью нефтяного концерна ЮКОС и планируете вместе еще с двумя концернами разработку ресурсов в Восточной Сибири.

- Мы хотим превратить "Газпром" в международную энергетическую компанию, занимающуюся как газом, так и нефтью. Уже сейчас мы добываем до 10 млн тонн жидких углеводородов в год. Наши возможности в том, что касается газа и нефти, еще далеко не исчерпаны.

- Сколько времени вы отводите на реструктуризацию вашего концерна?

- Мы собираемся завершить реструктуризацию еще в этом году. Мы являемся владельцами разведанных месторождений, которые дают нам возможность многократного увеличения нефтедобычи. Мы собираемся создать 100-процентную дочернюю фирму, которая будет добывать до 45 млн тонн нефти в год.

- То есть вам отойдет часть ЮКОСа, концерна, которому после ареста его главного акционера Михаила Ходорковского и выдвижения требования о выплате многомиллиардной задолженности по налогам грозит банкротство?

- У нас нет подобных планов. Мы заинтересованы в стабильности ЮКОСа, а не в его активах.

- Однако пресс-служба "Газпрома" заявляла, что, если ЮКОС будет выставлен на продажу, "Газпром" не останется в стороне.

- Видимо, кто-то спросил кого-то, кто вообще ни за что не отвечает.

- Еще один прокол в работе с общественностью. Российский министр экономики Герман Греф недавно заметил: "Господин Миллер ведет себя как советский разведчик", - из вас, мол, ничего нельзя выудить. И вы против приватизации газопроводов.

- Герман Оскарович Греф - член совета директоров "Газпрома". И там он никогда не высказывался за приватизацию газопроводов.

- Зато он сделал это публично, на прошлой неделе.

- В частном порядке он тоже никогда не обращался ко мне по этому поводу. Процитированное вами высказывание о советском шпионе относился, скорее, к тому, что мы не любим заранее говорить о наших успехах.

- Все же есть о чем поговорить - например, о запланированном строительстве газопровода по дну Балтийского моря, в котором заинтересованы немцы и жители других стран Западной Европы. Строится ли этот газопровод?

- Североевропейский газопровод является для нас одним из приоритетных проектов. Он целиком и полностью соответствует нашей стратегии, а также и энергетической стратегии ЕС. Пути поставки газа в Европу должны быть рассредоточены. "Газпром" уже в 2004 году предусмотрел выделение на этот проект 50 млн долларов. Мы занимаемся вопросом приобретения соответствующих земельных участков на российской территории. Кроме того, мы ведем интенсивные переговоры с потенциальными подрядчиками.

- Когда трубопровод вступит в строй?

- На реализацию проекта отведено четыре года, два - на проектирование и два - на строительство. Мы не хотим прийти с нашим газом в Европу слишком рано, но слишком поздно - тоже не хотим.

- До сих пор российский газ приходит в Западную Европу через Украину и Белоруссию. Как изменится положение для стран-импортеров?

- Мы говорим здесь о газе, добываемом на новых месторождениях. Соответственно, появятся новые договоры и новые потребители. Теоретически газ со старых месторождений тоже можно будет транспортировать по этому трубопроводу. Если исходить из уровня издержек, новая ветка будет конкурентноспособной. Для конечных пользователей в Европе благодаря большей диверсификации и гибкости будут иметься только преимущества.

- Но ведь газ от этого не подешевеет.

- Я говорил о конкурентноспособности. И, кроме того, можно будет забыть о тех временах, когда при транзите через Украину исчезало значительное количество газа.

- Даже сейчас одна треть газа, потребляемого в Германии, поступает от "Газпрома". Возрастет ли объем поставок после ввода в строй нового трубопровода?

- Мы, конечно, на это рассчитываем. И готовы поставлять в Германию больше газа. Но также и в другие страны. Мы можем покрыть все потребности Европы. Наши запасы, как известно, крупнейшие в мире. С семидесятых годов мы довели наши поставки в Европу с нуля до 140 млрд кубометров. Для нас не проблема удвоить этот объем в течение ближайших 30 лет.

- Даже сейчас Международное агентство по энергетике опасается того, что Европа окажется в зависимости от российского газа, что вскоре она, как в случае с ближневосточной нефтью, станет беззащитной перед ростом цен.

- У нас заключены договоры до 2030 года. В них цены зафиксированы. Цены на газ отличаются от биржевых цен на нефть. К тому же, Россия - это не ОПЕК.

- Все же, газ с новых месторождений будет дороже, чем со старых. Вы говорили, что объемы инвестиций до 2030 года составят 100 млрд долларов. Это вдвое больше нынешней стоимости предприятия. Откуда возьмутся деньги?

- В прошлом году наша чистая прибыль составила 7 млрд долларов. Это к вопросу о наших собственных инвестиционных возможностях. Даже сейчас наша стратегия газодобычи разработана до 2030 года. Мы точно знаем, в какой последовательности мы пойдем на те или иные месторождения.

-Этот план принадлежит вам?

- Конечно. Вы думаете, что это настолько сложно? Что касается добычи газа, то мы живем в очень специфических представлениях о времени. 2007-2010 годы - это для нас завтра. Инвестиционный цикл составляет от четырех до пяти лет.

- Пятилетние планы не выполнялись уже в коммунистическое время.

- То была не моя сфера. Во всяком случае, полуостров Ямал - это для нас новый стратегический регион, который без оглядки на другие месторождения может гарантировать нам сохранение сегодняшнего уровня добычи газа на два десятилетия вперед.

- Вы не нуждаетесь в иностранных инвесторах?

- Нет, так мы вопрос не ставим. Но стоит хоть раз продать газ, как деньги тут как тут. А если деньги есть, то они могут работать на увеличение уровня добычи.

- Но с иностранными инвесторами темп мог бы быть выше.

- Для выбора иностранных партнеров у нас есть два критерия. Либо их интересуют наши активы и рынки. Тогда кооперация может носить характер синергии. Либо у них для сотрудничества есть технологические причины. С этой точкой зрения немецкие предприятия имеют очень большой потенциал.

- Сейчас более трети "Газпрома" принадлежит государству.

- 38,37%, если быть точным.

- Как вы думаете, это слишком много или слишком мало?

- Государство должно владеть существенно большим пакетом.

- 51%?

- Большим, чем 38,37%. Мы как раз внесли предложение по пакету акций, принадлежащему нашему дочернему предприятию. Это не может дольше ждать. Одновременно рынок акций "Газпрома" должен был либерализован. До сих пор имеется лимит на количество акций, которые могут принадлежать иностранным участникам. Однако акции в будущем должны продаваться свободно, и торги по ним должны вестись на всех основных биржах.

- Не идеальная ли дата для этого исторического шага - 8 июля, когда президент Владимир Путин и федеральный канцлер Герхард Шредер прибудут на экономический форум в Москве?

(Миллер смеется, но молчит.)

- Когда вы в 2001 году приступили к вашей работе, каждый год в "Газпроме" исчезали миллиарды долларов и никто не знал куда, но известно это было всем. Вам удалось остановить этот процесс?

- То, что было раньше, входит в компетенцию правоохранительных органов, а не сегодняшнего менеджмента. Сейчас мы прилагаем усилия по возврату активов.

- Тогда топ-менеджеры создавали дочерние фирмы и присваивали их прибыли. А теперь мелкие акционеры выдвигают новые обвинения, например, что "Газпром" работает по старым схемам через партнерскую фирму Eural Trans Gas.

- Существует межправительственное соглашение между Россией и Украиной. В нем российское правительство взяло на себя обязательства по транспортировке украинского газа. Украинское предприятие "НАК Нефтегаз" как раз продает газ Eural Trans Gas еще до того, как мы беремся за его транспортировку. Этот газ не принадлежит нам.

- Но вы были избраны для того, чтобы бороться с дурными привычками в "Газпроме". Неужели вы не заинтересованы в том, чтобы не поддерживать никаких контактов с фирмой, которая связана с Семеном Могилевичем, репутация которого запятнана?

- Еще раз - речь идет об украинском газе. Мы предложили украинцам приобрести 50% акций этого предприятия, чтобы иметь больший контроль. Переговоры далеко не зашли.

- Что стало с людьми, которые раньше разбазаривали имущество "Газпрома"? Они пребывают в эмиграции, в тюрьме?

- Вам следовало бы адресовать этот вопрос правоохранительным органам. Здесь мы занимается управлением "Газпромом".

- Но глава наблюдательного совета, глава кремлевской администрации Дмитрий Медведев, продолжает консультироваться у вашего предшественника, во время которого и текли оспариваемые сейчас денежные потоки.

- У Рэма Вяхирева? Он больше не входит в официальные структуры аппарата "Газпрома". Чем он занимается, мне неизвестно.

- На газе можно делать политику. Насколько различается ваша нынешняя политика в области цен в отношении различных покупателей?

- В Германии оптовая цена составляет сегодня 130 долларов за 1000 кубометров, однако зимой в часы пик для конечного потребителя она может достигать 430 долларов.

- А в лукашенковской Белоруссии?

- Сегодня это 46,68 доллара. В самой России - в среднем около 30 долларов. Но здесь и транспортные расходы ниже.

- Не стоит ли, в виду высоких цен на нефть, активнее думать о переводе автомобилей на газовое топливо?

- Газ - это экологически чистое топливо. У нас в России во многих городах есть газозаправочные станции. Это интересно, в первую очередь, для общественного транспорта, прежде всего, это касается жидких синтетических углеводородов, которые получают из газа.

- Для многих в Германии загадка - почему продавцу газа должна принадлежать телекомпания? Ссоры вокруг канала НТВ регулярно становятся поводом для обвинений в ваш адрес, например, в последний раз из-за увольнения критически настроенного ведущего Леонида Парфенова вас причислили к угнетателям свободы слова в России.

- Я здесь совсем не понимаю, о чем речь идет. Мы никак не влияем на информационную политику телеканала. Генеральный директор НТВ уволил сотрудника. Я это принял к сведению.

- Говорят, концептуальные решения по политике "Газпрома" принимаются не на заседаниях правления, а на ваших воскресных встречах с президентом Путиным. Вы воспринимаете это как комплимент?

- Дела "Газпрома" затрагивают международные отношения, то есть внешнюю политику России. И некоторые из них должны решаться на самом высоком уровне.

- Алексей Борисович, благодарим вас за беседу.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru