Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
28 июня 2007 г.

Дуглас Берч, AP | Forbes

Когда Путин уйдет, полномочия кремлевского главы поделят на двоих?

Уже несколько месяцев два высокопоставленных представителя кремлевского руководства регулярно появляются на государственном телевидении. Вид у них деловой и солидный - настоящие государственные деятели. Все это порождает предположения, что они соперничают между собой за вакансию, ныне занимаемую российским президентом Владимиром Путиным.

Возможно, так оно и есть. Но как минимум один авторитетный аналитик предсказывает, что эти два человека поделят между собой нынешние президентские полномочия, когда в следующем году Путин уйдет в отставку. Один из них станет президентом с урезанными полномочиями, а другой - премьер-министром, чья власть будет официально усилена.

Многие из тех, кто следит за политической жизнью России, предполагают, что Путин, которому конституция запрещает баллотироваться на третий срок подряд, на мартовских президентских выборах планирует поддержать либо сурового 54-летнего Сергея Иванова, либо моложавого Дмитрия Медведева. Оба являются первыми вице-премьерами.

Другие эксперты высказывают версию, что в конце текущего года Путин бросит силы Кремля на поддержку "кандидата-сюрприза", который, возможно, через год-два добровольно уйдет в отставку и позволит Путину баллотироваться вновь.

Популярность Путина настолько высока, что любой, кого он решит поддержать, победит почти наверняка.

Аналитик московского Carnegie Center Дмитрий Тренин считает, что состязание между Ивановым и Медведевым - скорее генеральная репетиция двух главных героев пьесы, чем турнир соперников.

По словам Тренина, Путин наверняка поддержит кандидатуру Иванова, но параллельно назначит Медведева премьер-министром, расширив полномочия последнего. Например, говорит Тренин, можно сформировать кабинет министров из преданных сторонников Медведева (и Путина) до того, как Иванов придет к власти.

"Не изменив конституцию ни на йоту, мы получим новую российскую конституцию, - сказал Тренин в интервью Associated Press. - Вся власть в Российской Федерации ныне принадлежит президенту Российской Федерации. Но это положение будет пересмотрено".

Тренин и другие аналитики говорят, что после отставки Путин надеется сохранить свое влияние и, возможно, даже продолжать управлять Россией.

В газете "Комсомольская правда" приведено мнение Сергея Степашина, председателя Счетной палаты РФ: "Думаю, он разработает формулу, которая позволит ему сложить с себя полномочия, но остаться".

"Он уйдет, чтобы остаться", - замечает и Нина Хрущева, аналитик Института Мировой политики при New School в Нью-Йорке.

"На шахматной доске будет присутствовать сам президент Путин. В каком качестве, мы не знаем, но совершенно очевидно, что он будет занимать сильную позицию", - говорит Тренин.

Российские избиратели готовы одобрить любого нового руководителя, которого выберет Путин, говорит Тренин и добавляет, что люди теперь готовы до определенного предела прощать высшим руководителям коррумпированность, если те производят впечатление компетентных управленцев.

"Сегодня Россия - это автократия или авторитарное государство, существующее с одобрения тех, кем управляет верхушка", - отмечает аналитик.

В телевизионных выпусках новостей показывают, как Иванов и Медведев посещают заводы и встречаются со специалистами, отчитывают нижестоящих чиновников и объявляют о новых смелых программах в социальной, оборонной и экономической сферах. Именно такие методы освещения работы Путина способствовали росту его популярности и престижа.

Но между этими двумя перспективными лидерами России существует разделение труда. Иванов, в прошлом министр обороны и глава службы внешней разведки (точнее, глава Департамента анализа, прогноза и стратегического планирования ФСБ. - Прим. ред.) сосредотачивается на вопросах безопасности и внешней политики.

Медведев, председатель совета директоров государственной газовой компании-монополиста "Газпром", раздает ассигнования на социальные программы и сосредотачивается на экономических реформах.

Передача части президентских полномочий премьер-министру могла бы решить ряд практических задач - например, уменьшить занятость президента.

Возможно, она также поможет Путину сохранить политическое влияние после ухода из Кремля. Если он наделит одного-единственного преемника полномочиями, соразмерными со своими на данный момент, то не сможет полагаться на преданность этого человека в будущем, полагает Тренин.

Есть и еще один потенциальный резон для разделения власти между Ивановым и Медведевым, если предположить, что каждый из них больше нравится своей кремлевской фракции: Медведев - технократам, старающимся толково и добросовестно выполнять распоряжения, а Иванов - силовикам, среди которых есть много действующих и бывших военных и сотрудников спецслужб.

Силовики - намного более крупная и влиятельная фракция. Они в большинстве своем выступают за более решительную внешнюю политику и расширение государственного контроля над российскими запасами энергоносителей и другими ключевыми секторами промышленности.

Иванов не слывет вожаком силовиков и, возможно, - как и Путин - стоит в стороне от борьбы между фракциями в Кремле. Но, судя по его высказываниям, он разделяет многие взгляды силовиков.

Например, он ратует за контролирование государством стратегических отраслей промышленности, в том числе энергетики и оборонной индустрии. Сейчас ему поручено, в числе прочего, руководить консолидацией государственных авиастроительных и судостроительных предприятий, транспортных компаний, предприятий по освоению космоса и атомной энергетики - есть идея объединить их в огромные корпорации.

В области внешней политики Иванов, возможно, больший "ястреб", чем Путин. Он неоднократно повторял, что, по его мнению, России не нужно следовать "англосаксонской" (как он сам выражается) модели демократии.

Выступая в июне перед руководителями молодежных организаций, Иванов дал такое определение демократического государства: это страна, у которой достаточно военной мощи, чтобы оставаться независимой, дабы ее народ мог самостоятельно определять свое будущее, сообщило агентство новостей ИТАР-ТАСС.

По-настоящему демократические страны можно "пересчитать по пальцам", заявил Иванов. К ведущим демократическим странам мира он причислил Китай и Россию, наряду с США, странами Европейского союза и Индией.

Россия должна оставаться сильной в культурном, экономическом и политическом отношении, цитирует его слова ИТАР-ТАСС, "иначе "план Бжезинского" может стать реальностью". Термин "план Бжезинского" российские политики используют как минимум с середины 1980-х, подразумевая гипотетические козни Запада, направленные на дестабилизацию Советского Союза, а позднее России.

Несмотря на эти высказывания, в недавнем интервью газете Financial Times Иванов назвал себя "настроенным достаточно либерально".

Тренин отмечает, что Путин, возможно, не очень-то полагается на российских избирателей, но, как бы то ни было, он патриот, печется о России и дальнейшей политической стабильности в стране.

"Пусть люди называют его авторитарным правителем, но я считаю его ответственным авторитарным правителем, - заметил Тренин. - Он явно хочет покинуть Кремль, но не желает, чтобы через мгновение после его ухода вся система рухнула".

Источник: Forbes


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru