Архив
Поиск
Press digest
15 июля 2019 г.
28 марта 2016 г.

Стивен Мафсон | The Washington Post

Как бельгийские тюрьмы стали благодатной почвой для исламского экстремизма

"Стефан Медо знает кое-что о бельгийских тюрьмах. Он провел в них десять лет. Арестованный за совершение более дюжины вооруженных ограблений банков, коренастый, бритоголовый Медо переводился из одной тюрьмы в другую, из одной одиночной камеры в другую, пока не отсидел свой срок", - пишет The Washington Post.

"За это время он непосредственно наблюдал тюремную систему, которая стала благодатной почвой для ожесточенных мусульманских экстремистов, - передает корреспондент Стивен Мафсон. - Многие из участников терактов в Париже и Брюсселе сначала отбывали короткие сроки за относительно мелкие преступления. В тюрьме эти сбившиеся с пути молодые люди встречали агитаторов и, как представляется, обретали новую, смертоносную цель в жизни".

"Медо, которому сейчас 37, рассказал, что от одной тюрьмы к другой установившаяся практика, которую он наблюдал, была схожей. Заключенные-проповедники использовали часы, отведенные на упражнения, и окошки в своих камерах, чтобы обмениваться новостями, копиями Корана и мелкими услугами, например предоставляя мобильный телефон. Постепенно они привлекали на свою сторону впечатлительную молодежь и убеждали ее бросить пить и начать думать о мнимых несправедливостях, таких как вторжение в Ирак, бедственное положение палестинцев или обращение с их собственными иммигрантскими семьями".

Тюремная охрана, не понимающая по-арабски, по словам Медо, смотрела на это сквозь пальцы.

В последний год министерство юстиции Бельгии работало над реформой тюремной системы, которую многие считают школой радикализма. Оно создаст две изолированные зоны, каждая из которых рассчитана на 20 человек, в двух тюрьмах для заключенных, настроенных наиболее радикально, сообщает Мафсон.

"Если ты не мусульманин, то тебе приходится подстраиваться под их правила", - говорит Медо. Когда наступал час молитвы, всех просили выключить телевизоры, чтобы не мешать верующим.

В течение нескольких месяцев, по словам Медо, он сидел с Низаром Трабелси, профессиональным футболистом, ставшим последователем "Аль-Каиды" (организация запрещена в РФ. - Прим. ред.), который сознался в 2003 году в попытке въехать на машине, начиненной взрывчаткой, на авиабазу НАТО в Бельгии, где, как считается, хранятся ядерные ракеты. Трабелси отсидел десять лет в Бельгии, а потом был экстрадирован в США, поясняет корреспондент.

"Он был их тех парней, которых считали героями", - рассказал Медо. В тюрьме Трабелси учил заключенных арабскому. Он включал у себя в камере громкую кораническую музыку и молитвы, а также записи свиста пуль и перестрелки. По словам Медо, "охрана ничего не делала, только иногда просила сделать звук потише".

"На свидания приходят родители, и заключенный говорит, что ему нужны книги, он хочет обрести веру и измениться, - говорит Медо. - Родители думают, что это хорошо, что это приведет к отказу от мелких преступлений, наркотиков, алкоголя - они не знают, что происходит у него внутри".

Медо считает, что план правительства изолировать радикалов не сработает. "Кто будет решать, какие из заключенных слишком радикальные, чтобы оставаться с другими? Не станут ли они еще более радикальными в изоляции? И что с ними произойдет, когда их срок истечет?" - передает его слова издание.

"Теперь, когда Медо вышел из тюрьмы, он включился в растущие ряды бельгийцев, пытающихся наладить связь с молодыми мусульманами, чтобы не дать им начать преступную жизнь, и, если они попадут в тюрьму, предотвратить их радикализацию. Обычно он работает со школьниками", - говорится в статье.

"Мне нравится их удивлять", - говорит Медо, приходящий в класс в галстуке, а потом рассказывающий учащимся о том, как он и четверо его друзей, вооруженные пистолетами и автоматами Калашникова, похищали сотни миллионов евро.

"Эти молодые ребята не боятся тюрьмы. У них есть друзья и родственники, которые выходят оттуда и говорят, что это было как в отеле, - говорит Медо. - И тут я начинаю. Я им рассказываю правду. Почему люди бьются за условный срок, пытаются сбежать? Почему происходит так много самоубийств? Почему люди начинают принимать наркотики... Потому что они не могут больше жить нормально".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru