Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
28 марта 2018 г.

Сергей Радченко | The New York Times

Почему русские были во Вьетнаме?

"Сегодня мы знаем, почему Соединенным Штатам понадобилось так много времени, чтобы уйти из Вьетнама. Уйти оттуда означало для Америки показать слабость перед лицом глобального коммунистического бедствия, вызвать негодование внутри страны и потерять доверие союзников, - рассказывает профессор международных отношений в Кардиффском университете (Уэльс) Сергей Радченко в The New York Times. - Однако если вовлеченность Америки вполне понятна, этого нельзя сказать о враждебной к ней сверхдержаве - Советском Союзе. Что русские хотели получить, поддерживая войну в далеких джунглях, посылая советников, материалы и деньги в помощь Северному Вьетнаму, несмотря на то, что это не только делало советско-американские отношения ледяными, но и вызывало риск глобального возгорания?"

"Дело было в геополитической важности Вьетнама? Или в одержимости Москвы распространением революционной идеологии? Мы часто приписываем противнику больше проницательности и целеустремленности, чем себе самим. Вообще-то между участием Америки и Советского Союза в происходящем во Вьетнаме есть примечательные параллели. Подобно Соединенным Штатам, Москва была более всего озабочена доверием своих союзников и своей репутацией сверхдержавы, а также внутренней и внешней легитимностью, которую обеспечивала такая репутация", - говорится в статье.

"Никита Хрущев, инициатор поворота СССР к третьему миру в 1950-х годах, не слишком интересовался Северным Вьетнамом и немногое был готов от него стерпеть. Он относился к этому региону с подозрением, особенно после того, как Ханой заметно склонился в сторону Китая в ходе разворачивавшегося раздора между Китаем и СССР, - рассказывает Радченко. - Переход Северного Вьетнама на сторону Китая был тактическим шагом в отсутствие лучших возможностей. Хрущев сам же приблизил этот сдвиг, отказавшись предоставить помощь. Однако он обвинил в своей потере Северного Вьетнама воображаемые махинации "китайских полукровок" во вьетнамском партийном руководстве. Для Хрущева проблема Вьетнама сводилась к аспекту его более масштабной борьбы с Китаем, причем довольно-таки второстепенному аспекту".

"Всё это изменилось, когда Хрущева свергли его коллеги в ходе дворцового переворота в октябре 1954 года. Его преемники, Леонид Брежнев и Алексей Косыгин, хотели доказать свою неподдельную преданность нуждающемуся союзнику, предоставив военную помощь. Подспудно это объяснялось тем, что новое советское руководство столкнулось с недостатком легитимности. Оказание помощи Вьетнаму в борьбе с "империализмом" помогло этим лидерам СССР добиться от своего народа, своих подопечных и мира в целом признания себя законными наследниками руководства социалистического лагеря. По той же причине Москва пыталась улучшить отношения с Китаем", - говорится в статье.

"Война во Вьетнаме закончилась победой СССР и Вьетнама, но пирровой победой, по крайней мере, для Москвы. Сохранение подопечных - это хорошо для поддержания репутации сверхдержавы, но плохо для госбюджета. Политика России в последние годы, особенно ее операции в Сирии, напоминает гонку за легитимностью во Вьетнаме во время холодной войны. Долгосрочные последствия этого возобновленного квеста будут такими же бедственными", - убежден Радченко.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru