Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 мая 2007 г.

Стефан Уэгстил | Financial Times

Гнетом и убийствами Россия не завоюет уважения

Убийца Александра Литвиненко, бывшего сотрудника КГБ, отравленного в прошлом году в Лондоне, рассчитывал остаться безнаказанным. Именно поэтому, как думают в полиции, он воспользовался полонием - радиоактивным веществом, которое представляет собой сильнейший, но почти не поддающийся обнаружению яд.

Но врачи нашли следы полония в пораженном организме Литвиненко. И на прошлой неделе британская прокуратура решила требовать выдачи Андрея Лугового, тоже бывшего офицера КГБ, по обвинению в убийстве. То, что по замыслу организаторов должно было остаться в тени - недоказанным слухом, который можно отрицать, - вылезло на яркий дневной свет. Луговой не признает себя виновным; кстати, в прошлом он говорил, что готов приехать в Лондон, чтобы вернуть себе честное имя. Но российские власти заявляют, что конституция запрещает экстрадицию граждан России.

Утверждения, будто за преступление, повлекшее за собой смерть Литвиненко, должен нести судебную ответственность российский президент Владимир Путин, правомерно осуждаются Кремлем как абсурдные. Не всплыло никаких улик, которые подтверждали бы подобную версию. Но российский лидер несет моральную ответственность за руководство страной, где убийство стало способом ведения бизнеса и политической борьбы. Среди недавних жертв - такие заметные люди, как журналист Анна Политковская, известная своими кампаниями в прессе, и высокопоставленный работник Центробанка Сергей Козлов, расследовавший факты мошенничества. В демократической стране после подобных убийств общественность, что называется, "дала бы жару" президенту.

Но в том-то и загвоздка. Россия не является демократической страной в любом общепринятом смысле этого термина. Это авторитарное государство, где правосудие руководствуется не правами гражданина, а указаниями Кремля. Факт колоссальной популярности Путина не противоречит этому тезису, так как Путин снимает сливки величайшего экономического бума России за последние сто лет. В истории можно найти много авторитарных лидеров, которым посчастливилось находиться у власти в период расцвета экономики.

Путин и его сторонники парируют, что Запад не вправе читать нотации, поскольку и сам не лишен недостатков. "У всякой страны есть свои сильные и слабые стороны" - таков их любимый довод. Говоря, что даже страны с прочной демократией иногда ошибаются, они часто ссылаются на пример американских перипетий в Ираке.

Некоторые представители лагеря Путина добавляют: поскольку западные государства потратили несколько столетий на то, чтобы достигнуть своего современного (несовершенного) уровня демократии, России нужно дать больше времени. Они утверждают ( и это не лишено логики), что годы после краха СССР, с 1991, в масштабе истории представляют собой лишь краткое мгновение.

Кремль часто поддерживают западные бизнесмены, для которых Россия - выгодное вложение капитала. Им не хочется, чтобы западные политики раскачивали "экономическую лодку". По их словам, те, кто критикует Кремль, судят о России по фантастически высоким критериям, хотя те же мерки редко применяются к другим странам, имеющим для Запада политическую и экономическую важность: ярчайший пример - Китай.

Но на эти аргументы есть свои контраргументы. Во-первых, тот факт, что Западу часто не удается воплощать в жизнь собственные идеалы, требует от него терпимости и уважения при порицании других. Но он не отменяет ценности этих идеалов.

Во-вторых, пусть даже дорога к демократии длинна, важно идти по ней в правильном направлении. Накануне прихода Путина к власти в 2000 году Россия была нестабильной страной с хищниками-олигархами, которые наращивали свою власть и богатство за счет Кремля. Путин был прав, попытавшись навести порядок. Но он и другие бывшие офицеры КГБ, которых он привел в Кремль, зашли слишком далеко. Государственные деятели совместили консолидацию политической власти со стремлением к контролю над экономическими активами, которое осуществляется с беспощадностью, достойной олигархов. Здесь строят не фундамент демократии, а твердыню авторитаризма. Элита не готовится делиться властью, пусть даже очень постепенно. Она укрепляет свои позиции, собираясь пробыть на них лет десять.

И, наконец, вопрос о Китае. Верно, что критерии по соблюдению прав человека, применяемые Западом в отношении Пекина, менее жестки, чем те, которые предъявляются Москве. Для большей части других развивающихся стран мерки еще ниже. Но именно такие критерии отвечают желаниям многих образованных россиян. Благодаря долгой истории связей своей страны с остальной Европой и выдающемуся вкладу, внесенному ими в европейскую культуру, они считают себя европейцами, а не гражданами одной из развивающихся стран. Они стремятся к европейскому уровню жизни и с надеждой говорят о том, что Россия должна стать "цивилизованной страной" - подразумевая, что она должна стать такой, как Германия, Франция или Великобритания.

Они также хотят, чтобы их страну уважали. Крах СССР был сильнейшим ударом по престижу России. Многие россияне вполне обоснованно гордятся недавним экономическим возрождением страны и ее вновь обретенной готовностью утверждать свое достоинство среди соседей. В конце концов, именно так ведут себя сильные державы, включая США.

Кремлю следует усвоить, что уважение завоевывают не путем запугивания соседей и уж тем более не за счет угнетения собственных граждан. Если российские лидеры действительно хотят, чтобы их страну считали "цивилизованной", они должны принять "цивилизованные" критерии, в том числе критерии соблюдения прав человека. Важнейшее из этих прав - как обнаружил на собственной шкуре Литвиненко - право на жизнь.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru