Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
28 ноября 2005 г.

Редакция | The Wall Street Journal

Верим ли мы в Россию?

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) сообщило на этой неделе, что в распоряжении Ирана имеются детальные чертежи, показывающие способы "обработки и отливки обогащенного природного и обедненного урана в полусферические формы", что, по сути, является начинкой атомной бомбы.

Итак, какие же сомнения остаются по этому поводу у Совета управляющих МАГАТЭ, в который входят и Соединенные Штаты? Этот Совет решил не выносить иранский вопрос на рассмотрение Совета Безопасности ООН и согласился провести еще один раунд переговоров, на этот раз с участием России, чтобы попытаться изменить курс Ирана. Если бы иранские муллы не смеялись над неэффективностью МАГАТЭ, то мы сами бы посмеялись над этим.

Давайте вновь все вспомним. Прошло больше двух лет с тех пор, как мир узнал, что Иран втайне устанавливает оборудование по обогащению урана, не предупредив об этом заранее МАГАТЭ. Тем самым Иран нарушил соглашение о безопасности в ядерной сфере, после чего, согласно уставу МАГАТЭ, вопрос должен автоматически передаваться на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

Вместо этого Великобритания, Франция и Германия выступили в роли посредников на переговорах с Ираком, пытаясь добиться компромисса. Эти переговоры потерпели крах 18 месяцев спустя, несмотря на то, что европейцы предлагали Ирану мирную ядерную технологию, коммерческие сделки и гарантии безопасности, и невзирая на сделанное американцами предложение снять свои возражения относительно вступления Ирана в ВТО.

В сентябре МАГАТЭ проголосовало (кроме воздержавшихся России и Китая) за резолюцию, в которой говорилось об "отсутствии уверенности в том, что иранская ядерная программа предназначена исключительно для мирных целей". После этого президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад заявил о необходимости "стереть Израиль с карты мира", а в минувшую субботу раскритиковал Запад за оказание давления на Иран, с тем чтобы он свернул свою ядерную программу. Иранские участники переговоров пригрозили возобновить работы по обогащению урана, если МАГАТЭ проголосует за передачу иранского вопроса в Совет Безопасности ООН.

Последняя идея - это посмотреть, можно ли убедить мулл позволить России - которая сегодня строит атомную электростанцию для богатого нефтью Ирана в портовом городе Бушер - обогащать иранский уран на территории России. Смыл идеи заключается в том, что российские наблюдатели проверяют, что уран обогащается только до того уровня, который необходим для использования урана в мирных целях, и в том, что Иран не получает высокообогащенного урана, пригодного для использования в ядерной бомбе.

Пока Иран отвергает эти предложения, настаивая на самостоятельном контроле над всеми стадиями цикла производства ядерного топлива. Но что, если Тегеран согласится? Европа, Госдепартамент США и остальное "международное сообщество", включая большинство средств массовой информации, отпразднуют дипломатический триумф, и атмосфера напряженности, окружающая ядерные амбиции Ирана, вскоре улетучится.

В то же время, это ни в коей мере не уменьшит угрозу, которую несут в себе ядерные программы Ирана. Российское предложение касается только тех работ Ирана в ядерной сфере, которые подтверждает сам Иран. Между тем есть все больше доказательств того, что Иран продолжает реализовывать параллельную, тайную ядерную программу, скрытую от инспекторов МАГАТЭ. К примеру, в прошлом году Иран уничтожил подозрительный ядерный объект в микрорайоне Тегерана Лавизан-Шиан, после того как МАГАТЭ объявило о своем желании провести инспекцию этого объекта.

Также мы не уверены в том, что иранцы не найдут способов подкупить российских чиновников, ответственных за контроль над процессом обогащения. Соответствующие примеры уже есть с программой "Нефть в обмен на продовольствие", когда Саддам давал взятки иностранным чиновникам, которые затем помогли ему на дипломатическом поприще. Расследование комиссии Пола Волкера показало, что Россия была самым крупным получателем щедрот от Саддама, заключив контракты на иракскую нефть в сумме 19,3 млрд долларов и предоставив на 3,8 млрд долларов так называемую "гуманитарную помощь", большая часть которой была использована для военных целей. (Для сравнения: Франция получила нефтяных контрактов на 4,4 млрд долларов и предоставила гуманитарную помощь на 3 млрд долларов.)

Волкер также обнаружил, что Саддам раздал нефтяные квоты на миллионы долларов ряду российских чиновников и институтов, таким как Коммунистическая партия, партия Владимира Жириновского, вице-премьеру российского правительства, сыну российского посла в Ираке, президенту и премьер-министру Республики Калмыкия, Российской академии политических исследований и министерству по чрезвычайным ситуациям.

Также, согласно иракским документам, 212 350 000 баррелей нефти получила администрация российского президента. Программа "Нефть в обмен на продовольствие" стала для Кремля хорошим источником доходов, и одновременно российская сторона использовала право вето в Совете Безопасности ООН для того, чтобы выступать на стороне Саддама. Возможно, удастся найти более надежные механизмы для обеспечения прозрачности взаимодействия России и Ирана. Но история программы "Нефть в обмен на продовольствие" показывает, что Россия не самая подходящая страна, чтобы отвечать за мониторинг иранской программы по обогащению урана.

Безусловно, ни один американский политик не хочет, чтобы жизненно важные американские и международные интересы оказались под угрозой из-за недобросовестности и алчности нескольких иностранных правительств, как это произошло перед иракской войной. С нас хватит фарса в МАГАТЭ, и не нужно создавать еще один фарс в России.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru