Архив
Поиск
Press digest
12 апреля 2021 г.
28 ноября 2007 г.

Квентин Пил | Financial Times

Суровая правда о российской демократии

В воскресенье российские избиратели отправятся к урнам, чтобы выбрать новый состав парламента. Как ни странно, особого энтузиазма по этому поводу не наблюдается.

Одна из причин в том, что исход выборов выглядит абсолютно предсказуемым. "Единая Россия", партия, которая наиболее преданно поддерживает президента Владимира Путина, наверняка получит подавляющее большинство голосов. Другая причина - предвыборная гонка практически обходится без идеологических дебатов между основными претендентами. Однако, возможно, самая основополагающая причина состоит в том, что демократическая политическая жизнь в России попросту не укоренилась, причем лишь немногих это беспокоит.

Три из четырех партий, имеющих хоть малейшие шансы преодолеть 7-процентный барьер и получить места в Думе, - искусственные продукты Кремля: это "Единая Россия" (основанная в 2001 году группой пропутинских губернаторов регионов), "Справедливая Россия", презентованная в прошлом году, чтобы заполнить политический вакуум, который, как считается, существовал в левоцентристском сегменте политического спектра, и Либерально-демократическая партия России, возглавляемая популистом-националистом Владимиром Жириновским и основанная при поддержке КГБ в 1990 году. Исключением являются рудименты старой советской коммунистической партии, являющей собой единственную серьезную оппозицию к Путину, но ее электорат состоит из пожилых людей и неуклонно уменьшается.

Все остальные политические партии, гораздо более приверженные принципам "нормальных" демократических дебатов, - например, прорыночный "Союз правых сил" (СПС) и выступающее за либерализацию экономики "Яблоко", вероятно, получат не более 1-2% от общего числа голосов. (добавлено 03.12.2007. - Прим. ред.) На эти партии возлагают вину за хаос экономической реформы 1990-х годов.

Путин, возглавляющий на выборах список "Единой России", хотя ее членом он не является, с настораживающей честностью говорит о недостатках "партии власти". У этой партии "пока нет устойчивой идеологии, устойчивых принципов, за которые подавляющее большинство в этой партии готовы бороться, - сказал он недавно на своей срежиссированной, показанной по телевидению встрече с дорожными строителями в Сибири. - Она близка к власти. А к таким структурам, как правило, стараются примазываться всякие проходимцы. И часто им это удается".

Подобная прямота, по-видимому, не причиняет ему никакого вреда. Складывается впечатление, что российские политики не принимают грядущие выборы всерьез, а российские избиратели настроены безразлично.

Обратимся к политикам. На семинаре для российской молодежи, который в этом году проводился под Москвой, весьма видный член "Единой России", председатель солидного комитета Госдумы, пытался разъяснить, какой это неблагодарный труд - политическая деятельность.

"Один очень высокопоставленный политик сказал мне, что очень устал и хочет уйти из политики, - сказал он. - Поэтому он решил вместо этого баллотироваться в Думу".

Задним числом вполне можно предположить, что этот человек имел в виду Путина. Как бы то ни было, его намек ясен: баллотироваться в парламент - это, по сути, не заявка на серьезную политическую деятельность. Что же касается тезиса "политика - неблагодарный труд", то дорогие швейцарские часы на руке выступавшего свидетельствовали, что труд это как минимум прибыльный.

Российские избиратели нечетко, иногда сами себе противореча, понимают значение слова "демократия". Согласно результатам соцопроса, проведенного "Левада-Центром" по заказу EU-Russia Centre в феврале, 65% респондентов затруднились с ответом, когда их попросили раскрыть смысл термина "либеральная демократия". Они также не были уверены в важности этого явления.

С другой стороны, 45% сказали, что либеральная демократия может пойти России на пользу, 30% полагали, что она России "не подходит", а 12% без обиняков сочли ее "вредоносной" или "разрушительной". На вопрос, какой политический строй лучше всего подходит России по их личному мнению, 35% выбрали "советский строй, который был у нас до 1990-х годов", а 26% назвали строй, который существует сейчас. Лишь 16% высказались за "демократию, основанную на западной модели".

Советники Путина говорят, что он стремится к установлению специфически-российского строя - "управляемой демократии". В традициях КГБ - организации, где ранее работал Путин - это означает, что ничто не оставляется на волю случая. Победу нужно гарантировать.

На противоположном краю политического спектра стоит Григорий Явлинский, лидер "Яблока". Он неоднократно баллотировался на президентских и парламентских выборах и наблюдал, как количество поданных за него голосов неуклонно сокращается.

"Демократия состоит в том, чтобы научиться проигрывать", - обезоруживающе заявляет он. Явлинский знает это по себе. Путину этого не понять.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru