Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
28 октября 2004 г.

Анн Эпплбаум | The Washington Post

Пора рассказать историю Хусейна

По словам иракского премьер-министра Айяда Алауи, Саддам Хусейн "обезумел от горя, подавлен" и молит о пощаде. По другим сообщениям, Саддам Хусейн проводит дни за игрой в домино с бывшими приближенными. Почти по всем сообщениям, Саддам Хусейн удивлен тем, что он жив, естественно полагая, что его первое появление в суде в июле было прелюдией казни. Но, если мы ничего не знаем о состоянии духа Саддама, мы точно так же ничего не знаем о его дальнейшей судьбе.

И впрямь, из-за боев в Багдаде, сопротивления в Эль-Фаллудже и потоков грязи в США о первичном источнике нестабильности в Ираке почти забыли. Пока он сидит в тюрьме на армейском рационе, технические препятствия бесконечно встают на пути амбициозных планов отдать Хусейна и его бывших сподвижников под суд.

По сообщениям тех, кто работал с иракскими судьями, изучающими многочисленные обвинения против Хусейна, им неизвестны жесткие требования к свидетельским показаниям и доказательствам, а также международное право, они не умеют даже работать по восемь часов в день.

Политические разногласия тоже не помогают делу. Очевидно, что в новом иракском правительстве есть люди, которые предпочли бы вообще обойтись без судебного процесса, хотя бы такого, в котором участвуют адвокаты, предъявляются улики, вокруг которого идут национальные дебаты.

Во время сентябрьского визита в США Алауи несколько раз заявлял, что предпочитает быстрый суд и быструю казнь, возможно, уже в октябре. Нетрудно догадаться, почему. Короткий судебный процесс позволил бы многим высокопоставленным баасистам уйти от ответа, консолидировал бы бывших противников Хусейна вокруг Алауи и полностью ликвидировал бы острую проблему "виновности".

Несмотря на то что американское правительство пока, похоже, не расположено давать Алауи возможность пойти этим путем, он уже сделал расследование и подготовку неоднозначными, фактически отстранив Салема Чалаби, вернувшегося из изгнания иракского юриста, прошедшей зимой создавшего трибунал.

Мало кто это заметил. Когда в "зеленой зоне" рвутся бомбы, судьба Саддама Хусейна для многих перестает быть приоритетом. А что если все наоборот? Оставим в стороне абстрактные идеалы справедливости и прав человека и рассмотрим практические доводы в пользу суда. Что если мятежи, взрывы и резня происходят именно потому, что нет общенациональной дискуссии о прошлом?

Если вам это кажется странным, не слушайте меня. Послушайте Канана Макийю, бывшего иракского диссидента, ныне занимающегося сбором и изучением архивов прежнего режима. По мнению Макийи, вопрос не в том, запомнят ли иракцы правление Хусейна, а в том, каким они его запомнят.

Было ли государство баасистов тоталитарным режимом, при котором страдала вся страна? Или это был заговор суннитского меньшинства против шиитского большинства?

Если иракцы согласятся с первым утверждением, считает Макийя, есть надежда, что они объединятся вокруг нового правительства. Полномасштабный суд над Хусейном, который продемонстрирует степень коррупции, насилия и террора, навязанных им всему государству, возможно, поможет иракцам понять, что все они - шииты, сунниты, курды - страдали, хотя и по-разному.

Если Макийя вас не убедил, послушайте Лешека Бальцеровича, который был министром финансов Польши во время экономической трансформации начала 1990-х годов. Проводя недавно параллель между посткоммунизмом и постбаасизмом, Бальцерович отметил, что наряду с инфляцией и ценовым контролем, одним из главных препятствий на пути реформ в Польше была несбалансированность информации.

Поскольку до 1989 года свободной прессы не было, поляки мало что знали об истинном положении своей страны. После 1989 года свободной прессы стало много, и вся она была негативной. Когда людям надоело слушать рефрен "разве все это не ужасно", многие начали идеализировать прошлое, отвергая настоящее.

Возможно, нечто похожее происходит сегодня в Ираке. Во всем, что идет не так, от неработающей инфраструктуры до этнических конфликтов, винят американскую оккупацию. Широкие дебаты о том, как Ирак оказался в нынешнем положении, как плохо Хусейн управлял страной, как он убивал целые деревни, крал государственные деньги, могут заставить иракцев поверить в настоящее.

Американское правительство может это сделать. Первоначальное решение провести суд над Хусейном под эгидой Ирака было правильным, но трибунал нуждается в помощи зарубежных судей и следователей, американских разведчиков, которые до сих пор удерживают многие партийные документы баас. Чиновники администрации могут и должны убедить Алауи в необходимости провести этот суд. Сам Хусейн, заламывает он целыми днями руки или играет в триктрак, никому не интересен. Но его наследие и то, каким иракцы его запомнят, возможно, важнее, чем все остальное.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru