Архив
Поиск
Press digest
19 января 2021 г.
28 апреля 2008 г.

Патрик Ланнин, Reuters | International Herald Tribune

Эстония по-прежнему враждует с русскоязычными жителями

Эстонская средневековая крепость в Нарве неласково смотрит на аналогичный форт на российской территории, являя собой символ вражды между двумя государствами и, для некоторых, трений между эстонцами и значительным русским меньшинством.

Этот город на далекой северо-восточной окраине Евросоюза, окруженный равнинной сельской местностью с залежами нефтяного сланца, на 85% населен русскоязычными жителями.

После падения Советского Союза в 1991 году они, в числе других 300 тысяч русскоязычных жителей маленького балтийского государства Эстонии, оказались перед выбором: интегрироваться и стать эстонцами или остаться "негражданами" в глазах закона.

Их статус долгое время оставался источником раздора с Россией. Открытое противостояние началось после апрельских событий прошлого года, когда Эстония перенесла советский военный мемориал Красной армии, спровоцировав волнения в столице Эстонии Таллине и недовольство в российской столице Москве.

Заявив, что поступок Эстонии свидетельствует о неуважении к борцам с фашизмом, Россия в ответ предприняла шаги, которые привели к сокращению объема торговли и отрицательно сказались на экономике Эстонии.

Через год Михаил Стальнухин, глава городского собрания Нарвы, города на противоположном от российского Ивангорода берегу реки, все еще изъясняется на притесняемом языке, чтобы описать отношения между сообществами.

"С апреля началась холодная война", - отмечает Стальнухин, член оппозиционной Центристской партии.

По его словам, теперь русские считают, что эстонцам нет до них дела. Традиционная точка зрения русских такова: "Год назад я считал, что у нас разная история, но общее будущее. Теперь я так не думаю".

Нарвская крепость XIII века оказалась на передовой, но в целом около 100 тысяч русскоязычных проживают буквально в серой зоне Эстонии: являясь "негражданами", они обладают серыми паспортами, а не синими, как граждане Эстонии.

Некоторые из них, как Олеся Зеель, русскоязычная жительница близлежащего города Йыхви, предпочла интегрироваться. Но по мере обострения отношений Эстонии с Россией тысячи других русскоязычных принимают российское гражданство.

В Эстонии некоторые опасаются, что такой шаг даст России, которая правила Эстонией в советские времена, потенциальный рычаг для воздействия на Эстонию.

33-летняя Зеель решила связать свое будущее с этой страной с населением 1,3 млн человек, вступившей в Евросоюз в 2004 году, когда лежала в больнице после рождения своего первого ребенка. Чтобы учиться и работать, надо было сделать выбор.

"В отделении были две эстонские девушки, - отметила Зеель, ныне мать двоих детей. - Я не понимала их, когда они разговаривали между собой. Мне стало стыдно, что я живу здесь, и они меня понимают, а я их нет".

В советские времена русский был общепринятым языком, и многие русскоязычные жители, приехавшие в Эстонию за 50 лет советского правления, не изучали эстонский. Особенно ярко это проявлялось на промышленном северо-востоке страны.

Незнание русскими эстонского языка было источником негодования среди эстонцев, наряду с чувством, что слишком много русских живут в этой маленькой стране, из которой тысячи местных жителей были депортированы в Сибирь в эпоху Сталина.

Зеель решила преодолеть этот барьер. Сдав экзамен по конституции и выучив язык, она стала одной из 147 тысяч русскоязычных, получивших эстонское гражданство путем натурализации.

Она разделяет распространенную точку зрения, что старшему поколению русскоязычных особенно трудно адаптироваться в постсоветском мире. В то же время 15-летний русскоязычный житель Таллина Александр Домбровский видит свое будущее в другой стране.

"Интеграция? Меня это не волнует, - заявил он. - Я думаю уехать в Россию с отцом. Эстония - не моя страна. Я хорошо понимаю по-эстонски, но не считаю Эстонию своим домом".

Трудно сказать, сколько русскоязычных жителей разделяет эту точку зрения, так как даже оценки числа российских граждан, проживающих в Эстонии, разнятся: по данным эстонской стороны, их около 95 тысяч, а в России утверждают, что их около 147 тысяч.

С 27 апреля 2007 года началась открытая вражда. В этот день памятник бойцам Красной армии, погибшим во время Второй мировой войны, рассматриваемый многими эстонцами как символ советской оккупации, был перенесен на военное кладбище рядом с центром города.

Официальных карательных мер предпринято не было, но объем российской торговли с Эстонией сократился, включая объемы тяжелых нефтепродуктов, поставляемых по железной дороге из России через таллинский порт. В 2007 года объем жидких грузов, транспортируемых через порт, в первую очередь мазута, сократился на 7%. Поставки угля в 2007 году сократились наполовину, до 3,7 млн тонн. Общий объем перевалки груза через порт снизился с 41 млн до 36 млн тонн.

На фоне распрей с Россией и дискуссий по поводу русскоязычных жителей в Эстонии, некоторые почувствовали, что цель Эстонии интегрировать русскоязычных не была достигнута.

"Русскоязычное большинство в Эстонии является абсолютно независимой, аморфной, неактивной группой людей", - отметил редактор "Нарвской газеты" Сергей Степанов.

По его словам, государство фактически отвергло таких людей, оставив их жить в собственном мире, смотреть новости из России, читать российские веб-сайты и не участвовать в жизни Эстонии.

Министр интеграции Урве Пало была не столь пессимистична, рассуждая в своем офисе в живописном Старом городе в сердце Таллина.

"Люди склонны думать, что апрельский кризис показал, будто интеграция нам не удалась", - заявила она, отметив, что в прошлогодних акциях протеста приняли участие всего 2 тыс. русскоязычных граждан, или в общей сложности 3 тыс. человек, считая эстонскую молодежь.

"Не все живут обособленно, - продолжила она. - Конечно, есть люди, которые не интересуются друг другом. Но в Эстонии люди повсеместно работают вместе в частном секторе". Она привела в пример крупный банк Hansabank, где русскоязычные трудятся наряду с эстонцами.

По ее словам, правительство недавно приняло новую программу интеграции, направленную на снижение числа "неграждан". Говоря о людях с российским гражданством, она отметила: "Не думаю, что они против Эстонии".

Также по теме:

Дорогостоящий переезд Алеши (Die Tageszeitung)

Страны Балтии ждет "ответный удар" со стороны русскоязычного меньшинства (The Independent)

Правда об э-СС-тонии (The Economist)



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru