Архив
Поиск
Press digest
15 января 2021 г.
28 апреля 2008 г.

Фред Хайатт | The Washington Post

Царь и гимнастка

В ходе его недавнего визита в Италию президента Владимира Путина попросили прокомментировать сообщение некой российской газеты о том, что он разводится с женой, с которой прожил много лет, и женится на 24-летней гимнастке, которая славится в России своей атлетической красотой.

Путин со своей обычной любезностью отрицал новость, осудив прессу с ее "гриппозным носом" и "эротическими фантазиями". Затем газету, которая опубликовала этот слух, закрыли.

Или, точнее, газета, опубликовавшая этот слух, закрылась сама, охваченная приступом ненависти к себе и любви к царю. А через несколько дней, просто чтобы подстраховаться, нижняя палата парламента - Дума - приняла 339 голосами против одного закон, который позволяет властям закрыть любую другую газету, которая посмеет опубликовать подобные сообщения.

Замечание, что Путин "привел Россию к суровому варианту авторитарного режима с определенными чертами фашизма" (как выразился в своем выступлении французский ученый Пьер Асснер), больше не выглядит спорным. Но стоит припомнить, как методично и терпеливо Путин двигался крадучись к диктатуре, так как недавние события возбуждают опасения, что теперь он таким же образом движется к удушению независимости, которой государства, сопредельные России, пользуются с 1991 года, после распада СССР.

Восемь лет тому назад Путин не объявил о своих намерениях создать авторитарный режим, при котором все телеканалы будут находиться под контролем Кремля, где исход выборов будет решать он сам и заранее, где все крупные промышленники и губернаторы регионов будут плясать под его дудку, а рыскающие банды молодых националистов будут угрожать, запугивать и избивать любого, кто возразит против этого.

Он не объявил, что ко времени сложения президентских полномочий создаст замену коммунистической партии старых золотых времен - "Единую Россию" - и милостиво согласится стать ее председателем, хотя и не соизволит вступить в партию. (Единственная историческая параллель, которую можно для этого найти, - сказал мне Альфред Кох, в прошлом высокопоставленный российский чиновник, - это "отношения между евреями и их Б-гом во время Исхода: Б-г дал им закон и вывел их из Египта, но для самого Б-га закон обязательным не был").

Путин не объявлял обо всем этом заранее, но сделал это постепенно, шаг за шагом. И в течение большей части пути администрация Буша и другие правительства Запада отказывались признать этот факт публично, а возможно, даже перед самими собой. Они попусту сопоставляли Россию XXI века с СССР при Сталине, словно позитивные отличия должны кого-то утешать. А когда негативные тенденции сделались слишком заметны, чтобы их игнорировать, они - особенно Западная Европа - все равно опасались обидеть медведя.

Поэтому не следует удивляться, что лидеры маленьких и даже средних по размеру демократических стран, граничащих с Россией, нервничают, видя, что Путин бросает вызов их суверенитету и грозит их будущему. Эстония подверглась хакерским атакам; экспорт грузинских товаров в Россию прекращен; Украина услышала, что на нее нацелят ядерные ракеты, если она подумает о вступлении в НАТО, а также наблюдала, как ее президент был при загадочных обстоятельствах отравлен - едва не убит.

"Очевидно, что для России любая бывшая коммунистическая страна является угрозой, если она выбирает демократию, верховенство закона и права человека", - сказал мне президент Эстонии Тоомас Ильвес во время своего недавнего визита в Вашингтон.

Теперь Путин подписал указ об установлении юридических связей с правителями двух областей, отколовшихся от Грузии, - Абхазии и Южной Осетии. "Большей провокации невозможно себе вообразить", сказал Ильвес, чем заявление в адрес правительства Грузии: "вы не имеете суверенной власти над гражданами собственной страны".

На прошлой неделе в Вашингтон приезжал министр иностранных дел Грузии Давид Бакрадзе, чтобы высказать ту же мысль. "Это касается не только Грузии, - сказал он. - Это первый случай, когда русские посчитали себя достаточно могущественными для передела границ на постсоветском пространстве. /.../ Если их не остановить, они пойдут до конца".

Вполне возможно, что в действительности Кремль не хочет абсорбировать в Россию Абхазию и Южную Осетию и брать на себя ответственность за них - по крайней мере, в данный момент. Но, несомненно, Россия взяла на заметку тот факт, что в начале апреля НАТО, по настоянию Германии и чисто из подобострастия перед Путиным, отложило на более поздний срок удовлетворение просьбы Грузии и Украины о предоставлении им Планов действий по вступлению в альянс - то есть первый шаг на долгом пути к возможному приему в НАТО. Россия восприняла нерешительность НАТО "как зеленый свет", пояснил Ильвес. "Этого сигнала не подавали, но он был воспринят именно так".

Официальные лица США и их союзников, в том числе Германии, на прошлой неделе высказали возражения против указа российской власти в отношении Абхазии и Южной Осетии. В том же духе высказались и все три кандидата в президенты США. Возможно, на данный момент этого будет достаточно. Но президент Путин вскоре станет не только председателем партии, но и премьер-министром, обязанным выполнять указ, только что подписанный им самим. Его задачи - спровоцировать грузинскую сторону на резкие действия, одновременно убедив германскую, что вмешиваться будет себе дороже, - никуда не денутся.

Тем временем очаровательная и гибкая Алина Кабаева стала депутатом парламента - Думы - от "Единой России". Являются ли отношения между председателем Путиным и депутатом Кабаевой не только товарищескими? Не ищите ответов в российских газетах в ближайшее время.

Также по теме:

Душок манипуляции вокруг сенсационной новости о частной жизни Путина (Le Monde)

"Путину ничто не может навредить" (Stern)

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru