Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2020 г.
28 июня 2005 г.

Крейг Смит | The New York Times

В сексуальное рабство в Турции попадает много славянок

Женщины приезжают в Трабзон на пароме через Черное море, иногда десятками. Вне зависимости от настоящих имен, в Турции их называют Наташами, и они зачастую становятся проститутками, иногда вопреки своей воле.

Турция, со своей процветающей экономикой и мягкими визовыми требованиями, стала крупнейшим в мире рынком славянок, наиболее заметной статьей экспорта из стран бывшего СССР. "Представьте себе множество рек, впадающих в море, - сказал Алан Фридман, координатор программ по борьбе с незаконной торговлей в бюро Международной организации по миграции, независимой структуры, работающей в тесном сотрудничестве с ООН, в Анкаре. - Это море - Турция".

Многие женщины приезжают по своей воле, но многие становятся фактическими рабынями, переходя от сводника к своднику по преступной сети, раскинувшейся от Москвы до Стамбула и дальше.

Проституция является законной в Турции, где правительство лицензирует бордели и выдает проституткам удостоверения, обеспечивающие им право на бесплатные медицинские и другие социальные услуги. Но женщины, работающие в борделях, которые есть в каждом крупном городе, стареют, а спрос на молодых и стройных превышает предложение. На этот спрос отвечают славянки.

"Женщин набирают на родине, обещая им работу, - сказал Фридман. - Но как только они пересекают границу, у них отнимают паспорта, их увозят, бьют и насилуют, принуждая заниматься проституцией". Обычно женщин держат взаперти в квартире, за исключением того времени, когда их передают клиентам.

Найти торговцев нетрудно. У публичного дома в Стамбуле крошечные бордели в переулках за охраняемыми металлическими воротами зазывают посетителей, шепотом обещая русскую красавицу за те же деньги, которые придется заплатить турчанкам, ждущим клиентов внутри.

"Я могу предоставить вам любую девушку, какую хотите", - пообещал энергичный мужчина в черной рубашке и брюках, сказавший, что своих девушек он держит в квартире в центре города.

То, что Турция стала магнитом, отчасти объясняется тем, что более привлекательные рынки Западной Европы защищены жесткими визовыми правилами. В Турции молодая женщина из Молдавии может оказаться через сутки, заплатив всего 15 долларов за месячную визу при пересечении границы.

Турция также становится стартовой площадкой для нелегальной миграции в другие страны. "Это одна из причин, почему ЕС так беспокоится из-за Турции, - заявил Фридман, имея в виду сопротивление европейцев желанию Турции вступить в блок. - Это перевалочный пункт миграции".

В последние два года Турция пытается остановить торговлю, добиваясь исключения из черного списка, куда ее внесло американское правительство. В 2003 году Госдепартамент в своем докладе о незаконной торговле назвал Турцию страной "третьего ряда", подразумевая, что Турция не предпринимает серьезных шагов, направленных на ликвидацию торговли. Это затормозило американскую финансовую помощь и заставило Турцию действовать. В июньском докладе Госдепартамента Турция переведена во "второй ряд", и это означает, что она предпринимает серьезные шаги, но пока не оправдывает надежды США.

В новом уголовном кодексе Турции, вступившем в силу в начале июня, торговля людьми выделена в отдельную статью. США выделили годовой грант в размере 600 тыс. долларов на обучение полицейских выявлению сексуальных рабынь среди задерживаемых ими проституток, работающих без лицензии. Деньги идут также на "горячую линию" помощи женщинам, желающим вырваться из сексуального рабства. Для того, чтобы номера этой линии были известны, в международных аэропортах устанавливают рекламные щиты.

По словам Фридмана, горячая линия помогла спасти женщину из Молдавии на южном курорте Анталья уже через несколько дней после открытия. Торговца арестовали.

МВД Турции обратилось к неправительственным организациям с призывом оказывать поддержку жертвам торговли. Независимый фонд Human Resources Development Fund в октябре открыл единственный в стране приют для женщин, попавших в сексуальное рабство. Но приют, который помог 74 женщинам, может одновременно принять всего 12 человек.

"Это ничто по сравнению с количеством жертв", - заявила президент организации Берна Эрен. В прошлом году в Турции было выявлено более 200 сексуальных рабынь, но власти утверждают, что это всего 10% женщин, которых покупали и продавали в этот период.

Большинство женщин, с которыми сталкивалась организация Эрен, с Украины или из Молдавии, но она также помогала женщинам из России, Азербайджана, Киргизии, Румынии, Грузии и Ирана.

"Некоторые девушки в приюте говорили, что их продавали не один раз", - сказала она, но добавила, что добраться до торговцев трудно, так как женщин продают из города в город.

С жертвами, выявленными полицией, беседует психолог, в случае необходимости ее направляют к психиатру. Женщины, живущие в приюте, находятся под постоянным наблюдением адвоката, а после репатриации их встречают сотрудники специальных организаций в их странах, чтобы они вновь не попали в лапы торговцев.

"Раньше их просто депортировали как проституток, и они возвращались на родину без денег, - сказала Эрен. - Торговцы могли найти их, выправить новые паспорта и отослать обратно".

Наиболее привлекательные женщины попадают в Стамбул и на курорты южного побережья страны. В отеле Seranda в Стамбуле 50 женщин сидели в кабинках, в то время как "диско-клуб" заполнялся мужчинами. Периодически женщины вставали потанцевать, делая мужчинам призывные знаки. Найдя клиента, они уводили его наверх.

Трабзон является одним из четырех-пяти центров торговли. Кемаль Узун, владелец фрахтового агентства в небольшом порту Трабзона, сказал, что в пик туристического сезона сюда еженедельно прибывают сотни женщин.

Его партнер по бизнесу Гохан Илмаз сказал, что это началось вскоре после распада СССР, в период расцвета челночной торговли. Когда в турецкой экономике настали улучшения, многие женщины переключились на проституцию.

Индустрия разрасталась у них на глазах. По всему побережью появились гостиницы, являющиеся нелегальными борделями и контролируемые организованной преступностью. "Мы слышали, что некоторых женщин привозят сюда насильно", - заявил Илмаз.

В гостиницах периодически проводят облавы, они закрываются, но вскоре открываются вновь под другими названиями. Бывшая гостиница Zirve к востоку от Трабзона недавно была переименована в Elegante. В один из июньских дней в вестибюле сидела молодая славянка и смотрела на золотую рыбку в аквариуме. В креслах у стен ожидала дюжина турков среднего возраста. Один из них встал и показал свое удостоверение клерку. После короткого кивка мужчины, который, по-видимому, был боссом, женщина встала и последовала за турком к лифту.

Несмотря на сделку, состоявшуюся у меня на глазах, клерк отрицал, что в гостинице есть русские женщины. "Вас неверно информировали", - заявил он.

Елена, крашеная блондинка с голубыми ногтями, что пила вишневую воду в кафе неподалеку, сказала, что ей доводилось слышать о женщинах, которых избивали и заставляли заниматься проституцией. Она считает, что ей повезло, потому что у нее есть постоянный приятель. При доступности женщин практика содержания любовниц вновь процветает.

Но большинству женщин живется хуже. В кафе Dilek в районе Трабзона, известном как Русский базар, полдюжины женщин с ярким макияжем зазывно поглядывали на прохожих.

Одна из них, в туфлях на платформе высотой четыре дюйма, согласилась поговорить с журналистом, но улыбка застыла у нее на губах, как только прозвучал вопрос о торговле женщинами. Появившийся турок заставил ее вернуться на свое место у двери и велел мне уйти.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru