Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
28 мая 2018 г.

Алиса Сопова | The New York Times

Как живется в зоне военных действий? Не очень

"А что там происходит? Война еще продолжается?" - неизменно спрашивают американцы у Алисы Соповой, узнав, что она родом с востока Украины. "Это знак, что пресса освещает эту тему недостаточно. Мы подробно пишем о каких-то вещах, пока они новы и увлекательны, и забрасываем их, едва они становятся скучными", - комментирует в своей статье в The New York Times Сопова, украинская независимая журналистка, в данный момент - научный сотрудник Дэвисовского центра исследований России и Евразии при Гарвардском университете.

"Война на Украине стала скучной. И потому я отвечаю: ну-у, война все еще убивает людей - в среднем одного-двух каждый день. Однако она стала такой статичной, что даже как-то странно. Армии сидят напротив, иногда на расстоянии всего 100 футов. Скованные Минскими соглашениями о перемирии от 2014 и 2015 годов, они не могут по-настоящему воевать между собой. Но в отсутствие политического решения они не могут уйти", - пишет автор. Журналистка сообщает, что недавно интенсивность боевых действий повысилась, "но мир этого почти не заметил". Периоды накаленных боевых действий на Восточной Украине обычно не влекут за собой перемен.

По данным Соповой, на территории, отколовшейся от Украины, проживает около 4 млн человек. "Оппортунистические сепаратистские власти держат их в заложниках, а украинское правительство одновременно изображает их как людей вне закона - как сочувствующих сепаратистам нелояльных граждан, чья вина заключается в том, что их взяли в заложники. Даже когда они, подобно мне, уезжают, их преследуют обвинения в государственной измене и коллаборационизме. В результате у этих людей есть трудности с получением пенсий, въездом на "основную территорию" Украины и возвращением назад, получением паспортов, работой и голосованием. Они заперты в квазигосударстве, превращенном в гетто, и разрываются между нечеткими, репрессивными правилами обеих сторон", - говорится в статье.

Автор приводит пример из жизни: у ее неназванного друга недавно умерла бабушка, и он попытался получить украинское свидетельство о ее смерти. Но надлежащего правового механизма в отношении лиц, проживавших на неподконтрольной властям территории, нет. Украинский суд затребовал доказательства: показания трех свидетелей смерти бабушки или видеозапись похорон.

Американцы спрашивают у Соповой, за кого местные жители - за сепаратистов или за правительство? "Мой ответ всех разочаровывает: большинство не поддерживает никого. Когда смотришь конфликт по телевизору, особенно если в нем участвует Россия, соблазнительно болеть за хороших людей против злодеев. Но, когда солдаты роют окопы в твоем дворе, тебе вдруг становится все равно, хорошие они или плохие. Просто хочется, чтобы они ушли", - пишет Сопова.

"Конфликт находится в стадии геополитического пата, когда всех, похоже, больше устраивает статус-кво, чем любые предлагаемые решения. Всех, кроме тех людей, которые вынуждены расплачиваться за происходящее", - считает автор.

Недавно один американский собеседник Соповой завершил разговор так: "Честно говоря, в США устали слышать об этом хроническом конфликте на Украине, отравленном коррупцией и дефицитом политической воли для движения вперед".

"Если вы устали, вообразите, как устали мы", - ответила Сопова.

Источник: The New York Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru