Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
29 августа 2007 г.

Герхард Манготт, Мартин Зенн | Der Standard

Почему американская критика в адрес Норберта Дарабоса бессмысленна

Скандал был очевиден - как в США, так и в Чехии. Заявление (министра обороны Австрии) Дарабоса, объявившего, что действия американцев по размещению элементов ПРО в Восточной Европе - это "провокация", взбудоражило умы. Вообще-то напрасно, ведь планы американцев действительно похожи на провокацию - как военно-техническая угроза ядерной ударной силе России. Подобная акция затрагивает российское стремление к статусу супердержавы, а также негативно сказывается на отношениях евро-атлантического сообщества с Москвой.

Что касается запланированного размещения в Чехии радара большой мощности, то подобная установка позволит США охватывать все установленные на земле российские межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), которые в случае ядерной эскалации могут быть направлены на восточное побережье Америки. Если этот щит в Чехии будет соединен с радарной установкой на размещенной в море платформе вблизи Алеутских островов (Аляска), то удастся охватить и ракеты, направленные в сторону западного побережья. Эта способность радарной технологии MD вызывает в Москве особые опасения, поскольку стратегический ядерный потенциал России традиционно основывается именно на базирующихся на земле МБР. Другими словами, размещение вблизи России радарной установки является для США стратегической возможностью постоянно и с высокой точностью контролировать российскую территорию.

Это может не только быть использовано в случае - впрочем, маловероятном - ядерной эскалации между Россией и США, но прежде всего в разведывательных целях, поскольку США смогут с помощью радара получать ценную информацию о параметрах российских ракет.

Что касается размещения ракет-перехватчиков в Польше, следует отметить, что не столько заявленное число этих ракет (10), сколько их возможные качественные характеристики и возможность дальнейшего приумножения вызывают опасения в России.

Реальная опасность для российского ядерного потенциала состоит в том, что вполне возможно - на основе сбора данных о траектории скорости полета - перехватить российские МБР при помощи размещенных в Польше ракет. Кроме того, предусмотренное технологическое развитие может свидетельствовать в пользу того, что противоракетные компоненты действительно нацелены в первую очередь против России. Планируется создание ракет-перехватчиков, которые будут в состоянии перехватить одновременно сразу несколько ядерных боеголовок.

Иран, от ядерных ракет которого эти противоракеты должны были изначально защищать, и в будущем не сможет создать МБР с множественными боеголовками. А китайские МБР, хоть и оснащены несколькими боеголовками, выпадают из радиуса действия установленных в Европе противоракетных компонентов. Кроме того, использование противоракетной системы вооружений Aegis морского базирования представляло бы собой более эффективную защиту от иранских ракет, при этом не бросая вызов стратегическому арсеналу России.

Опасения политического и военного руководства России, таким образом, не случайны - они похожи на правду и с точки зрения исторической перспективы. Трактовку американских планов как "провокации" следует рассматривать не в последнюю очередь в контексте опыта Москвы с американской политикой в сфере вооружений, а точнее, контроля над ними в последние 10 лет: склонность американцев к односторонней гегемонии лишила смысла контроль над вооружениями - и, как следствие, все договоры по разоружению.

Выход из договора ABM, подписанного в 1972 году, а также заявление США о намерении не проводить переговоров о соглашениях, которые могли бы прийти на смену существующим договорам о вооружениях, срок действия которых истекает к 2012 году, представляет риск для безопасности России. И прежде всего потому, что число российских баллистических ракет до 2015 года должно значительно сократиться.

Размещение ракет-перехватчиков и радарной установки на востоке Европы практически неизбежно будет трактоваться руководством России не только как военно-стратегическая угроза, а как дальнейшие шаги по унижению ее достоинства, то есть структурная провокация.

Можно подвести следующий итог: Дарабос, возможно, и нарушил дипломатические "обычаи" - но по сути он абсолютно прав.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru