Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 февраля 2008 г.

Соня Цекри | Süddeutsche Zeitung

Плюшевый президент

Пока что россияне недостаточно серьезно относятся к Дмитрию Медведеву - но это очень скоро может измениться

Вопрос о выборе портрета - это не мелочь. Чье изображение повесят чиновники в своих кабинетах? Дмитрия Медведева, в победе которого в предстоящее воскресенье уже никто не сомневается? Или будущего премьер-министра Владимира Путина? И самое главное: повесит ли Путин портрет Дмитрия Медведева в своем рабочем кабинете? На последней ежегодной пресс-конференции Путин успокоил присутствующих: для хороших отношений с Медведевым ему не нужно вешать на стену портрет, их отношения и так отличает некая "уникальность", в конце концов он сам был президентом "и работал в целом неплохо."

В течение последних месяцев политические комментаторы взвешивают риски и шансы этих "уникальных" отношений. Проводятся параллели даже с XVII веком: "В то время трон занимал первый царь из династии Романовых Михаил I, но на деле правил его отец, монах Филарет. Это было после Смутного времени, народ хотел стабильности, - говорит Алексей Макаркин, заместитель гендиректора Центра политических технологий. - Более современных примеров не существует. Когда Виктор Черномырдин, будучи премьером, получил слишком много власти и хотел уже сменить на посту президента Ельцина, он был отправлен в отставку".

Путин и Медведев в один голос заверяют, что они и в будущем будут продолжать свое многолетнее гармоничное сотрудничество. Но на деле двуглавое руководство - Путин, бывший самым влиятельным политиком в России, плюс бесцветный менеджер Медведев - может означать конец сегодняшнего баланса власти между президентом и премьером, между Кремлем и Белым домом.

Российской конституцией для премьера предусматривается скорее служебная, чем определяющая роль в политике. Премьер-министр предлагает членов кабинета министров и формирует бюджет, но президент может в любой момент отправить его в отставку - этим правом в свое время в полной мере пользовались и Борис Ельцин, и сам Владимир Путин. При этом Путин недавно дал понять, что представляет свои будущие задачи более широко.

Президент является гарантом конституции, "символом", как флаг; однако премьер-министр может представлять членов кабинета министров и бюджет, разрабатывать основы финансовой и внешней политики, он решает вопросы, связанные с образованием, здравоохранением, экономикой и безопасностью. Это прозвучало так, как будто глава государства исполняет чисто представительские функции, являясь лишь декоративным символом - как королева.

Между тем президент является главнокомандующим вооруженными силами, в его распоряжении находятся "силовики": спецслужбы и службы безопасности, те влиятельные органы, сотрудники которых при Путине проникли в большую часть госаппарата. Премьер-министр при этом несет ответственность за техническое обеспечение органов безопасности и Вооруженных сил, но все министерства и ведомства, которые связаны с "вопросами обороны и безопасности", чрезвычайными ситуациями и подавлением восстаний, подчиняются президенту.

Одним из наиболее щекотливых вопросов политического будущего становится в этой связи вопрос о лояльности "силовиков". Кажется невозможным, чтобы бывший директор КГБ выпустил из рук контроль над спецслужбами. Но тогда право отдавать приказы перейдет от Кремля к Белому дому. Этот трансфер власти стал бы примечательным результатом двоевластия, поскольку таким образом широкие властные полномочия президента были бы ограничены. При этом обласканные Путиным спецслужбы стали демонстрировать опасные признаки того, что они начали жить собственной жизнью. Осенью дело дошло до конфликта между ФСБ и Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков, когда ФСБ захотела арестовать одного из высокопоставленных сотрудников службы, а Виктор Черкесов, глава Наркоконтроля, в открытом письме предостерег от войны спецслужб.

"Подобные двусторонние проблемы будут урегулированы в неформальной обстановке, - полагает аналитик Алексей Макаркин. - Формулировки закона в России - это одно, а практика - совсем другое".

Но что произойдет, если Медведев, которого россияне называют плюшевым мишкой, откроет силу настоящих законов? Выдержит ли такое мужская дружба? Пока самой большой заслугой будущего президента в глазах уставших от перемен россиян является то, что его выбрал Путин. Но так же восемь лет назад относились к самому Путину. "Ни один из них не заинтересован в конфликте, - успокаивает Макаркин. - В этом случае обрушится вся система и погребет под собой обоих".

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru