Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
29 января 2001 г.

Сюзан Глассер и Питер Бейкер | The Washington Post

Кремль ведет психологическую войну

Днем работа не оставляет ему времени на размышления, его долг - поддерживать моральный дух своих молодых сотрудников. Другое дело - ночь.

Иногда Григорию Кричевскому не спится, его мучают кошмары. Иногда во сне он видит монстра, похожего на чудовище из "Парка юрского периода". Просыпаясь, он задумывается о том, что готовит ему грядущий день. "Когда я иду на работу,- говорит он,- я допускаю, что, быть может, там меня уже ждут сотрудники Генпрокуратуры".

И для опасений есть все основания. Кричевский руководит информационной службой НТВ - единственного крупного независимого телеканала в России, ставшего объектом постоянных преследований со стороны Кремля, желающего прибрать его к своим рукам или даже ликвидировать. 28 раз правоохранительные органы проводили обыски в офисах компании. Соучредитель канала находится под домашним арестом в Испании, его президент живет в изгнании в Лондоне, а финансовый директор сидит в московской тюрьме. А подконтрольная государству компания, возглавляемая главным помощником президента Владимира Путина недавно заявила, что НТВ теперь принадлежит ей.

На карту поставлена судьба одной из немногих выделяющихся на общем фоне национальных структур, возникших в хаосе, характерном для десятилетнего российского опыта демократии. Из трех российских общенациональных телеканалов НТВ - единственный, не принадлежащий Кремлю и не находящийся под его контролем. За остроту своих программ он одно время претендовал на роль "российского "Си-Эн-Эн". Благодаря своим резким репортажам о жестокости двух чеченских войн и карикатурным изображениям московских политиков в популярном сатирическом шоу, НТВ стало символом свободы слова в новой России.

НТВ находится в осадном положении. Журналистам перекрыли доступ к источникам информации, и в их репортажах видны следы борьбы между самоцензурой и соблазном использовать телепрограммы НТВ, чтобы ответить ударом на удар.

"Конечно, это нас беспокоит. Конечно, это нас пугает,- заявил Кричевский, сидя в своем кабинете в Останкине, откуда велась когда-то советская пропаганда.- Иногда я представляю, как выхожу в эфир и говорю: "Владимир Владимирович, дайте команду Генпрокуратуре и скажите им, чтобы они оставили нас в покое. Мы не сделали ничего плохого".

Было бы слишком просто представлять битву за НТВ как борьбу за свободу слова. Владимир Гусинский - бывший театральный режиссер, соучредитель НТВ, не всегда приветствовал журналистскую объективность. Когда это отвечало его интересам, он использовал свой телеканал в политических целях; наиболее показательный тому пример - поддержка Бориса Ельцина на выборах 1996 года. В 1999 году он поддержал кандидатуру мэра Москвы Юрия Лужкова; и, даже одержав победу, Путин этого не забыл.

Однако это не просто история об гонимом магнате и мстительном президенте. И дело не только в больших долгах компании (261,5 млн. долларов) и стремлении "Газпрома" их вернуть, и даже не в неудачной попытке Теда Тернера спасти НТВ, купив часть акций. Речь идет также о 200 журналистах, чьи телекамеры теперь направлены на них самих.

В пятницу Генпрокуратура переключила внимание с руководителей холдинга на журналистов, вызвав ведущую вечернего информационного выпуска новостей Татьяну Миткову для дачи показаний по поводу денег, полученных ею от компании. Выступив у главного офиса "Медиа-МОСТа", она призвала своих коллег-журналистов проявить твердость.

"Это может случиться с каждым,- предупредила она.- Каждого могут вызвать на допрос. Неважно, по какому поводу. Совершенно ясно, что речь идет о психологическом давлении".

Одна из ее коллег, Светлана Сорокина, с телеэкрана обратилась к Путину с прямым призывом, который по своей сути почти не столь уж сильно отличался от того, о чем главный редактор НТВ говорил за несколько дней до этого. Встретьтесь с редколлегией,- попросила она.

"Мы не олигархи, не члены совета директоров. Если завтра нас всех вызовут в прокуратуру, мы расценим это как конкретный ответ". Несколько часов спустя Путин позвонил Сорокиной; встреча намечена на сегодня.

Илья Зимин стоял у здания Генпрокуратуры, готовясь вести прямой репортаж о последнем повороте в расследовании в отношении своего работодателя.

Он признался, что ему неудобно рассказывать о своем собственном положении. Однако он подчеркнул: "Мы защищаем нашу профессию в России - не телекомпанию, а нашу профессию. Поскольку, если они закроют НТВ, я не вижу будущего нашей профессии".

В тесных кабинетах и узких коридорах НТВ дух неповиновения чередуется с проявлением покорности. Каждый день разгораются ожесточенные дебаты по поводу того, насколько агрессивно следует вести себя в эфире. Приблизительно треть вечерних выпусков новостей занимают репортажи о самом канале. Поскольку в стране остался единственный высокопоставленный руководитель компании - гендиректор НТВ Евгений Киселев - у него регулярно берут интервью собственные журналисты.

Киселев остается основной движущей силой телеканала, его ключевым борцом за выживание, отчаянно ведущим поиск спасения своего телеканала. Он возглавляет делегацию журналистов, которые встретятся с Путиным. Однако он опасается, что может стать игрушкой в руках противника и встреча предоставит президенту возможность продемонстрировать свою приверженность свободе прессы.

"Я не хочу, чтобы эта встреча стала очередной удачной пиаровской акцией Кремля",- раздраженно заявил он в конце прошлой недели. Многие из 200 журналистов НТВ не возлагают особых надежд на эту встречу и готовятся к худшему. "7 лет НТВ является моим домом,- подчеркнула ведущая дневных выпусков новостей Марианна Максимовская.- Но я уйду, и не я одна. И НТВ уже не будет прежним".

Некоторые критики утверждают, что оно уже не то, что было раньше. "Налицо потеря качества,- говорит телекритик "Общей газеты" Ирина Петровская.- Видно, как люди нервничают, как они встревожены". По ее словам, о Путине стали отзываться слишком благоприятно; репортажей о его публичных выступлениях на НТВ больше, чем даже на государственном телевидении.

Вопрос о том, как освещать действия Путина, стал предметом обсуждения на НТВ. К примеру, в начале месяца президент выступил перед прокурорскими работниками и поклялся, что времена, когда прокуратура прикрывала в стране беззаконие, безвозвратно ушли в прошлое.

Кричевский усмотрел в этом неприкрытую иронию и распорядился сопроводить эти заявления Путина комментариями. Однако журналисты этому воспротивились. Только после получасовых дебатов позиция Кричевского возобладала.

Компанию покинули некоторые видные журналисты НТВ, включая Олега Добродеева, который тоже был соучредителем телеканала; сейчас он работает на государственном телеканале РТР. По имеющимся сведениям, Добродеев ушел после того, как Гусинский отказался поддержать вторую войну в Чечне, которая способствовала стремительному взлету Путина на вершину власти. Добродеев увел с собой около десятка журналистов НТВ. 26-летний Евгений Петров, специализирующийся на расследованиях, сообщил, что его источники в МВД сказали ему, что, пока он будет оставаться на НТВ, он не сможет нормально работать. На прошлой неделе он перешел на РТР.

"Я покидаю мою любимую компанию со слезами на глазах,- заявил он.- Конечно, больше такой компании не будет".

"В России нельзя быть по-настоящему популярным сатириком и чтобы при этом тебя не преследовали",- пошутил Виктор Шендерович. Зрители, собравшиеся в ЦДКЖ, понимающе посмеивались. Шендерович, которого пока не арестовывали, на данный момент является лучшим политическим сатириком в России. Каждое воскресенье его шоу "Куклы" высмеивает политиков. По имеющимся сведениям, кукла, изображавшая Путина кричащим скверным ребенком, привела в бешенство президента.

"Я знаю, что создаю Владимиру Гусинскому много проблем",- заявил Шендерович в одном из интервью. Друг Гусинского еще в эпоху его работы в театре 20 лет назад, сатирик сказал: "Я не цепной пес, лающий на всех, кто приближается к Гусинскому. Но я убежден, что вопрос о свободе Гусинского - это не частное дело бизнесмена. Это лакмусовая бумажка, по которой можно судить о том, что сейчас происходит в России".

Отношения НТВ с властью всегда были бурными. Ельцин дал Гусинскому лицензию на телевещание в январе 1994 году, однако телеканал стал резко критиковать первую чеченскую войну. В 1996 году Гусинский вернулся в кремлевское лоно, вместе с другими олигархами развернув неприкрытую кампанию по переизбранию непопулярного Ельцина. Когда в 1999 году началась вторая чеченская война, он вновь стал критиковать Кремль.

В тот же год, по словам Киселева, Кремль предпринял попытку заручиться поддержкой НТВ в отношении преемника Ельцина - при этом даже не назвав его имени. Выбора предоставлено не было. "Присоединяйтесь к нам или погибнете",- вспомнил Киселев слова одного из представителей Кремля.- Так что мы предпочитаем погибнуть".

Некоторые журналисты НТВ придерживаются теории "первородного греха", заключающейся в том, что Гусинский испортил телеканал, считая, что может играть роль влиятельного политического лица и одновременно заниматься независимой журналистикой.

"Это нам послужило уроком,- подчеркнула Максимовская.- Мы думали, что можем действительно манипулировать информацией, а в результате сами оказались заложниками нового порядка".

Или как сказал Шендерович: "У любого бизнеса в России должна быть крыша. Как владельцы киоска должны платить за право торговать, так и НТВ было вынуждено платить в форме поддержки Ельцина. Гусинский признал, что это было ошибкой; мы все это поняли. Теперь у нас в стране нет защиты, нет крыши".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru