Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 января 2004 г.

Соня Цекри | Süddeutsche Zeitung

Осторожно, религия!

Русская православная церковь набрасывается на искусство и грезит о власти

Они пришли вшестером, все - верующие, отряд богобоязненных погромщиков. Всего четыре дня в Московском музее им. Сахарова проработала выставка "Осторожно, религия!", когда нагрянули верующие вандалы, забросали экспонаты пакетами с краской, разрушили инсталляции и оставили свои проклятья: "Чудовищно, - написали они на стенах аэрозольной краской. - Будьте прокляты!"

40 художников выставили в Москве свои работы, среди них Александра Косолапова - плакат с ликом Иисуса на фоне рекламы кока-колы и надписью "Сие есть кровь моя", Ира Вальдрон - ковер, на котором агнец божий предстал в виде клонированной овцы, и Авдей Тер-Оганян - "Иконы из картона", где поверх лика богоматери красовались надписи вроде "революция" или "водка".

Он, безусловно, понимал, что тематика выставки будет воспринята неоднозначно, однако считал, что ее можно обсудить открыто, сказал позже директор музея Юрий Самодуров. Однако теперь ему приходится волноваться за будущее музея. Поскольку сегодня, год спустя, ведется уголовное расследование. Не против дебоширов, которые были оправданы в августе, а против Самодурова, попечителей и сотрудников музея, а также художников.

Не прошло и двух недель после триумфа националистов на декабрьских выборах в Думу, как прокуратура возбудила дело по статье 282 - "возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства по признаку религиозной принадлежности". Председатель отдела внешних сношений РПЦ митрополит Кирилл уже назвал выставку "прямой провокацией", которая унижает "чувства верующих".

В начале января было заведено уголовное дело. Судебные слушания могут начаться в любой день.

С тех пор художественный мир пребывает в волнении. По поручению суда была подготовлена 62-страничная экспертная оценка, в составлении которой принимали участие искусствоведы, социологи и психологи, и она заставляет представителей современного искусства в России, особенно тех, кто обращается к религиозным темам, опасаться наихудшего.

"Художественный коллектив", говорится там в фатально доверительном тоне, не преследовал никаких "эстетических целей, а лишь политические и идеологические", это "пропагандистская акция", направленная против "простого верующего народа", против церкви и православной религии. При этом "культурный нигилизм разрушительным образом действует на психику человека", и как итог: выставку можно рассматривать как подстрекательство против "русской нации".

Этот опус, опасается художница и обвиняемая по делу Анна Альчук, объявляет преступным современное искусство в целом: "Это симптом клерикализации страны".

И действительно, данный скандал - всего лишь последний в ряде происшествий, вызывающих недоверие к церкви, которая очень неохотно поднимается над своим фундаментализмом. Можно ничего не знать о сайте "православного братства "Радонеж", на котором ревнители веры обсуждают, не нужно ли переименовать Москву в "столицу еврейского автономного округа".

Протесты против нанесения штрих-кода на продукты и индивидуальных налоговых номеров - в которых неким таинственным образом зашифровано число 666, число Антихриста - можно посчитать примитивной реакцией неприятия высоких технологий и глобализации, которая случайно коснулась нескольких влиятельных монастырей.

Можно насмехаться над тоской по монархии и новым святым, следствием которой явилась недавняя канонизация Евгения Родионова, молодого солдата, который погиб в Чечне и теперь продолжает жить в качестве иконы. Однако, если бывший генерал КГБ Николай Леонов, который в качестве депутата от партии "Родина" пропагандирует патриотически-религиозное возрождение, обращает внимание телезрителей на то, что среди представителей демократических партий нет ни одного "русского лица", то такая непривычная откровенность - это уже повод для тревоги.

Определенно, такие фундаменталистские эксцессы далеки от официальных деклараций московской патриархии. Однако антисемитские и анизападнические подстрекательства раздаются во многих церквях, так что либеральные общины вроде той, что в церкви Космы и Дамиана чувствуют себя сегодня изгоями. "Мы белые вороны", - говорит священник Александр Борисов.

Богослужение для спецслужб

Через 13 лет после краха коммунизма православная церковь снова видит себя там, где ей было комфортнее всего - на стороне власти, как продолжалось со времен Ивана III. С тех пор как княжество Московское провозгласило себя "Третьим Римом", убежищем православных после падения Рима и Константинополя, сакрализация власти обрела богатую традицию. Эту тесную взаимосвязь, в отличие от Запада, не сокрушили ни имущественные споры, ни близость высших клириков к спецслужбам, ни 70 лет коммунизма.

Если Горбачев терпел православие, а Ельцин способствовал его укреплению, то Владимир Путин почти воплотил в жизнь мечты церкви о ее государственном статусе. Бывший глава спецслужб ведет себя как примерный христианин, до тонкости знающий все обряды. Для православных священников открыты школы и армия. Патриархия отвечает на это освещением и благословением танков, солдат и ядерного оружия и одобрением чеченской войны как военного похода против "бандитов".

"Конечно, церковь, согласно закону, отделена от государства, - объяснял недавно президент, - однако в наших душах и нашей истории они едины. Так было и будет всегда". То, что у Путина будто бы есть духовный наставник, архимандрит Тихон из московского Сретенского монастыря, и что он якобы приветствует введение цензуры, - всего лишь слухи, но эти слухи никак не желают улечься.

Нельзя не заметить новостройку на Лубянке, где находится штаб-квартира спецслужбы ФСБ: новенькая, словно с иголочки, нежно-желтая часовня, построенная специально для сотрудников ФСБ. Иконы славянского богатыря Ильи Муромца, о котором недавно вспомнили националисты, и московской блаженной, утверждающей, что Сталин тоже был православным, ведут к созданию касты, которая берет под свой контроль уже последние отдаленные уголки государства.

Скрытая враждебность старых кадров к Западу сочетается с тем, что социолог Сергей Филатов называет специфической русской православной традицией "ксенофобии, антидемократических, антизападнических и антисионистских настроений".

В течение последних шести лет, подсчитала газета Moscow Times, из страны было выслано 54 протестанта, 15 мусульман и 7 католиков, огромный скачок по сравнению с эпохой Ельцина. Уже три года назад "Концепция национальной безопасности" предостерегала от опасности, исходящей от чужих миссионеров.

Сегодня по всей стране почти всюду правят губернаторы, следующие благочестивому примеру президента, осложняя другим верующим жизнь и вымогая у бизнесменов пожертвования на церковь. Ни для кого не секрет, что мэр Москвы Лужков именно так финансировал строительство храма Христа Спасителя.

Менее известно то, что тем временем олигарх Владимир Потанин за свою щедрость получил пятый церковный орден. "Раньше церковь должна была прислушиваться к общественному мнению, - говорит Филатов, - сегодня она стопроцентно зависит от государства - и больше ни от кого".

Но церковь - это, прежде всего, утешение для бедных и слабых. Священники в деревнях, чтобы заработать несколько рублей, благословляют коров и свиней, освещают тракторы. Возрождение в качестве политической силы происходит в стране, в которой 80% населения заявляет о своей принадлежности к православной церкви, но - в зависимости от опроса - только от 6 до 12% ходят в церковь хотя бы раз в месяц.

В сравнении с Европой это крайне низкий показатель, и он говорит, прежде всего, о том, что люди ищут не защиты церкви, а культурной самоидентификации. Так, газета "Известия" в обзоре, посвященном культуре, наряду с увеличением расходов на патриотическую пропаганду обратила внимание на попытки партии "Родина" ввести православие в качестве обязательного школьного предмета. Церковь отказалась от своих сугубо религиозных задач в пользу "светско-православной культуры и подстегивает неонационалистские настроения, поскольку сама извлекает из них пользу", утверждает Алексей Малашенко из московского Центра Карнеги.

И все же есть признаки, что лучшие времена церкви, как политической силы, уже позади, поскольку потребность в легитимизации самодержца Путина в значительной степени снизилась. Сегодня, полагает Малашенко, СМИ меньше упоминают о церкви, а ее надежда на диалог о новой "русской идее" не оправдалась. Не позднее президентских выборов, самая большая трудность при проведении которых в том, как сохранить видимость свободных выборов, "демократ" Путин будет обладать такой неограниченной властью, какую имел мало кто из царей.

Но осуществится ли при этом предположение Филатова о том, что православие постепенно начнет реформироваться под давлением демократического общества, весьма спорно. Такого общества - благодаря православной церкви - не видно даже на горизонте.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru