Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 июля 2004 г.

Евгений Ясин | Financial Times

Разрушение ЮКОСа предупреждает нас: берегитесь

Дело ЮКОСа, которое не перестает тревожить деловые круги уже больше года, подходит к концу. На прошлой неделе российское министерство юстиции объявило, что готовится к продаже "Юганскнефтегаза", важнейшего дочернего предприятия компании, которое производит 60% его нефти. Что это означает?

До недавнего времени отношение к олигархам и в России и на Западе было негативным - к ним относились как к бизнесменам, которые в 90-е годы сколотили крупные состояния с помощью правительства и стремятся формировать государственную политику. С первого дня своего правления президент Владимир Путин заявлял, что олигархи должны быть удалены от государственной власти, несмотря на то, что некоторые из них содействовали его избранию. Все сомнения по поводу независимости президента исчезли, когда двух медиамагнатов, Владимира Гусинского и Бориса Березовского, вытеснили из страны.

Но в то же время в российском бизнесе усиливается тенденция к прозрачности и социальной ответственности. После того, как на смену первому, хаотическому этапу капиталистического развития пришел более стабильный период, увеличился спрос на права собственности, налоговую дисциплину и хорошую репутацию. Одним из пионеров этого перехода стал бывший генеральный директор ЮКОСа Михаил Ходорковский, которого власти сегодня преследуют за мошенничество и неуплату налогов.

Я не говорю, что Ходорковский ангел. Я понимаю, что агрессивное лоббирование ЮКОСа, преследующего свои интересы, вполне могло вызывать раздражение в политических и деловых кругах. Когда в прошлом году власти начали атаку на ЮКОС, никто в России не сомневался, что обвинения являются лишь предлогом. Мы пытались угадать, являются ли реальными мотивами политические амбиции Ходорковского или желание государства перераспределить собственность. Похоже, имело место и то, и другое. Не хочу лезть в юридические тонкости, но дело крутится вокруг создания компаний в отечественных "оффшорных зонах", российских регионах с мягкими налоговыми режимами. ЮКОС использовал эти компании для уменьшения своего налогового бремени. Обвинения против ЮКОСа основаны на утверждении, что его филиалы не делали того, к чему их должны были бы побуждать налоговые льготы, а просто помогали ЮКОСу уклоняться от уплаты налогов. Я убежден, что в независимом суде доказать такие обвинения было бы невозможно. Большинство крупных компаний использует эти методы оптимизации налогов, и все эти компании, включая ЮКОС, подвергались проверке налоговых служб.

В прошлом году оборот ЮКОСа составил около 15 млрд долларов. Прибыль за первые девять месяцев 2003 года, подсчитанная с использованием принятых в США методов бухгалтерии, составила 2,5 млрд долларов. Невозможно вообразить, что ЮКОС мог не заплатить 3 млрд долларов налогов за один год и все же остаться одним из крупнейших налогоплательщиков России.

Тем не менее, суды подтвердили претензии и приказали компании выплатить всю сумму. Когда попытка ЮКОСа заплатить долг принадлежащими ему акциями другой нефтяной компании, "Сибнефти", не удалась, министерство юстиции объявило о планах продать "Юганскнефтегаз" за одну десятую его рыночной стоимости. Это не покроет налоговую претензию, и продажа активов, вероятно, продолжится. Российская бюрократия может праздновать победу. Ее представители теперь скажут, что, выполняя волю народа, олигархов поставили на место. И теперь, когда капиталы бегут из страны, все будут платить налоги.

Но стало ясно, что правительство стоит выше закона, что, опираясь на спецслужбы, прокуратуру и суды, оно может уничтожить любую компанию. Дело ЮКОСа - не единичный случай. В операции по разрушению телекомпании Владимира Гусинского в 2001 году применялась примерно та же модель. В провинции аналогичные операции проводят местные администрации.

Но униженный и ослабленный бизнес не станет двигателем российского роста. В рыночной экономике процветание обеспечивают смелые люди и компании, готовые идти на риск, а не просто послушные. Российский частный сектор не станет тем оплотом, в котором нуждается свободное и независимое гражданское общество. Маловероятно, что эту роль способна играть бюрократия.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский, выступая 21 июля по телевидению, заявил, что знает кто "заказал" банкротство ЮКОСа, но не скажет, потому что боится: у него шесть племянников. И в этом страхе он не одинок. Я тоже боюсь. Мне кажется, что именно этого от нас и хотят.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru