Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 июля 2008 г.

Айтен Эзтюрк | Stern

Война миров

Конституционный суд Турции исследует вопрос, нужно ли запрещать правящую Партию справедливости и развития (ПСР). Тем самым обостряется спор о будущем страны: должна ли она стать несколько более исламистской или ей следует оставаться светской? Ясно одно: премьер-министр вряд ли лишится поддержки

Турция охвачена новой волной террора. Из-за двух взрывов в Стамбуле погибли как минимум 17 человек, более 150 получили ранения. О закулисной стороне теракта до сих пор имеются лишь предположения. Слухи, будто за ним стоит КРП, запрещенная Курдская рабочая партия, она опровергает.

Только в начале июля атаке исламистов подверглось американское консульство в Стамбуле, во время перестрелки погибли трое нападавших и три сотрудника органов правопорядка. Затем несколько дней назад суд согласился с жалобой прокуратуры на членов ультранационалистической сети Ergenekon. Посредством покушений на таких важных персон, как премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган или писатель и лауреат Нобелевской премии Орхан Памук, они, чтобы свергнуть правительство, хотели столкнуть Турцию в хаос. Среди подсудимых есть экс-генералы и журналисты.

Взрыв бомбы оттеснил на задний план начинающиеся сейчас консультации Конституционного суда. И это несмотря на то, что в ближайшие дни, возможно, будет вынесено решение о запрете правящей партии ПСР, а также о запрете партийно-политической деятельности для 71 политика. Не прошло и года, как турки 47% голосов переизбрали правительство Эрдогана. В марте 2008 года обвинение против них выдвинул генеральный прокурор Ялчинкая. Оно гласило: ПСР исламизировала государство и общество. При этом он ссылался на конституцию, в которой четко прописано отделение церкви от государства.

Перелом с неопределенным исходом

Сегодня в Турции наблюдается перелом с неопределенным исходом. Уже со времен создания республики представители светского лагеря занимают важные посты в государстве и политике. До сих пор своей политикой они гарантировали себе преимущества, и вдруг могут оказаться без оных. Ведь консервативная анатолийская прослойка, к которой относится большинство населения Турции, все сильнее проникает в сердцевину общества как экономически прогрессирующая сила, которая хочет активно участвовать в формировании облика новой Турции. ПСР знает, как защитить интересы этой прослойки.

Ведь премьер-министр Тайип Эрдоган - выходец из самой ее сердцевины. Он вырос в простых условиях и говорит на ее языке. С ним Партии справедливости с 2002 года удается формировать правительство большинства и продвигать Турцию ближе к ЕС. В экономическом плане с того момента страна переживает невиданный бум и притягивает на берега Босфора иностранных инвесторов. Обескровленная экономика извлекает из подобных финансовых вливаний большую пользу. С того же времени, после смены власти в Анкаре, важные позиции в государстве и на госслужбе занимали и занимают кандидаты, близкие к правящей партии.

Последний символический бастион сторонников курса на отделение церкви от государства пал в прошлом году: бывший министр иностранных дел и член ПСР Абдулла Гюль был избран президентом. Его кандидатура стала причиной тяжелого внутриполитического кризиса, приверженцы светского курса опасались дальнейшей исламизации страны. Согласно турецкой конституции президент в случае изменения закона имеет право наложить на него вето. Ахмет Сезер, предшественник Гюля, используя свое право вето, попытался в 2002 году воспрепятствовать "закону Эрдогана", посредством которого нынешний глава правительства должен был получить мандат депутата парламента - что являлось предпосылкой для его избрания премьер-министром. Одним словом, бывший президент ощутимо ограничил возможности для деятельности ПСР, другие запланированные ею реформы и поправки в законы тоже были остановлены Сезером, который и в этом случае воспользовался правом вето.

Наследники Ататюрка, которые представлены в парламенте Республиканской народной партией (РНП) 20% голосов, увидели опасность потери власти и обвинили ПСР в исламизации государственных органов власти с целью их разрушения. Хранителем наследия Кемаля видят себя, в первую очередь, военные. В апреле 2007 года они опубликовали в интернете меморандум, в котором открыто угрожали правительству путчем. Так называемым "е-путчем" турецкие вооруженные силы хотели предотвратить опасность потери власти.

Вскоре после этого Конституционный суд аннулировал результаты президентских выборов, которые выиграл Гюль. Следствием стали досрочные парламентские выборы. РНП надеялась набрать на них больше голосов. Однако ПСР с 47% получила в парламенте большинство и в результате выборов только укрепила свои позиции. Наконец, при поддержке националистической Партии национального действия (ПНД) Гюль был избран президентом на законных основаниях. Впервые в своей истории Турция получила первую леди в платке - до сих пор такого невозможно было представить. Скрипя зубами, старая государственная элита приняла поражение, однако продолжала вещать об опасности ползучей исламизации и рисовала на стенах черта в платке.

После победы на выборах ПСР выполнила свое старое предвыборное обещание - смягчила запрет на ношение платков в вузах. Платки в общественных организациях, а также в школах и вузах были запрещены светским законодательством. В начале года ПСР при поддержке ПНД изменила конституцию и внесла коррективы в вузовские уложения. Тем самым ПСР потрясла основу республики, согласно которой религия должна оставаться делом частным. РНП, деморализованная поражением на выборах, обратилась в Конституционный суд с новой жалобой. На этот раз армия осталась в стороне. Между тем генеральный прокурор Ялчинкая собрал доказательства якобы исламистских намерений правящей партии, несущих в себе угрозу светскому государству, и передал свой 162-страничный обвинительный акт Конституционному суду. Он считается ортодоксальным представителем старой государственной идеологии, как и еще восемь (по меньшей мере) из одиннадцати судей Конституционного суда.

Абсолютное большинство возможно

И вот в Конституционном суде начинаются консультации по вопросу о возможном запрете ПСР. Если запрет поддержат не менее семи судей, ПСР предстоит формироваться заново. Партия-преемница сможет снова добиться абсолютного большинства, если ее руководящая верхушка будет едина и не даст партии распасться на несколько новых. В случае запрета ПСР Эрдоган может выставить свою кандидатуру как независимый кандидат. Решение ожидается не далее как на этой неделе. До тех пор Эрдоган и его приближенные будут продолжать вынашивать планы, как вести себя после запрета. Наблюдателям остается разве что гадать на ромашке: запретят, не запретят, запретят, не запретят...

Источник: Stern


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru