Архив
Поиск
Press digest
13 апреля 2021 г.
29 июня 2007 г.

Питер Финн | The Washington Post

В результате действий российских органов закрыт фонд "Образованные медиа"

Оппоненты власти считают, что обвинения, предъявленные руководительнице организации, и обыски в офисе имеют политическую подоплеку

Российская некоммерческая организация, получавшая финансирование от властей США на повышение квалификации журналистов и улучшение управления местными телевизионными компаниями, закрылась из-за уголовного расследования, которое, по мнению оппонентов власти, объясняется политическими мотивами.

Власти заинтересовались фондом "Образованные медиа" после того, как у его руководительницы при обыске в одном из московских аэропортов нашли незадекларированные на таможне деньги - чуть более 12,5 тыс. долларов. По словам юристов, обычно в таких случаях дело ограничивается взиманием штрафа.

Однако 55-летней Манане Асламазян грозит тюремное заключение до 5 лет по обвинению в контрабанде. Ее организация, ранее называвшаяся "Интерньюс Раша", обвиняется в отмывании денег. Эту версию российские журналисты и активисты общественных организаций, а также западные дипломаты называют абсурдной.

Фактическое закрытие фонда (его компьютеры конфискованы, а банковские счета заморожены) - самый яркий на данный момент пример враждебного отношения российских властей к неправительственным организациям (НПО), финансируемым с Запада. Власти обвиняют их в попытках сеять политическое недовольство того типа, которое привело к уличным демонстрациям и революциям в соседних Украине и Грузии.

Россия ужесточила требования к регистрационной процедуре и отчетности всего неправительственного сектора, наложив особые ограничения на организации, спонсируемые из-за рубежа. Президент Владимир Путин неоднократно предупреждал, что Россия не потерпит вмешательства в свои внутренние дела.

"К сожалению, в России обстановка для НПО небезопасная, и это дело - лишь предлог для того, чтобы преподать урок всему обществу, - говорит Павел Чиков, возглавляющий правозащитную организацию "Агора", которая оказывает юридические консультации НПО по всей России. - Они дают понять, что будут цепляться за мельчайшие оплошности".

В данном случае оплошность имела место 21 января, когда Асламазян прилетела в московский аэропорт Шереметьево. В сумке у нее лежал конверт с 9 тыс. евро, а также кошелек, где было еще 550 евро и 5 тыс. рублей.

Асламазян прошла через выход для прибывающих пассажиров, которым нечего декларировать. Ее остановил таможенник. В интервью на этой неделе она сказала, что тут же осознала, что ошиблась, и сама сказала, что при ней денег на 2567 долларов больше, чем разрешенная сумма в 10 тыс. долларов, - то есть признала, что ей полагалось задекларировать всю сумму. Как она говорит, 9 тыс. евро она одолжила лично для себя у друзей в Париже, где только что побывала.

"Я ничего не прятала. Это была просто оплошность, - сказала Асламазян в интервью по телефону из Парижа, куда она бежала, когда уголовное следствие в России набрало обороты. - Я не сомневалась, что меня накажут, но я и представить себе не могла, что у этой ошибки будут такие последствия. Мой фонд уничтожен".

По словам адвоката Асламазян Бориса Кузнецова, в большинстве случаев, касающихся подобных сумм, людям приходится предстать перед мировым судьей и заплатить штраф. "К этому все и сводится. Дело закрыто, - подчеркнул Кузнецов, один из самых известных адвокатов по уголовным делам в России, представляющий Асламазян за чисто номинальный гонорар. - Это дело - нечто исключительное".

Кузнецов говорит, что следователи проигнорировали директиву таможенной службы о том, что строгость наказания за провоз незадекларированной валюты определяется тем, насколько превышен разрешенный лимит. Следователи, поясняет Кузнецов, учли не только 2567 долларов, на которые был превышен лимит, но и разрешенные 10 тысяч, что позволило им предъявить обвинение в контрабанде и квалифицировать дело как нечто большее, чем административное правонарушение.

В обычных условиях дело Асламазян разбирало бы отделение милиции в аэропорту, но его передали в следственный комитет министерства внутренних дел.

"Я уверен, что организаторы этого дела - это люди с Лубянки, - сказал Кузнецов, подразумевая штаб-квартиру ФСБ - управления внутренней безопасности, пришедшего на смену КГБ. - Ее остановили случайно, но кто-то узнал о задержании Мананы и КГБ решил: "Отлично, мы ее возьмем"".

В Министерстве внутренних дел РФ заявили, что пока не могут давать комментарии по этому делу.

18 апреля 20 офицеров МВД провели обыск в офисе "Образованных медиа". Через месяц были заморожены банковские счета организации. Большинству из 65 сотрудников пришлось искать новую работу.

По словам Асламазян, с 1996 года эта некоммерческая организация обучила 15 тыс. российских журналистов.

"Разбирательство, касающееся лично нее, привело к тому, что власти закрыли "Интерньюс", а это катастрофа для региональной журналистики", - говорит Марианна Максимовская, ведущая программы "Неделя" на частном телеканале "Рен-ТВ".

Согласно документам МВД, предоставленным в распоряжение Washington Post, следствие ширится - рассматривается версия о том, что фонд занимался отмыванием денег.

"Для выявления фактов легализации (отмывания) денег или другого имущества, полученного противозаконным путем, из офисов были изъяты финансовые и другие документы, - сказано в одном из отчетов. - В ходе следствия выяснилось, что в период с декабря 2006 года по март 2007 на банковский счет "Образованных медиа" поступили следующие суммы от зарубежных организаций: 70 тыс. евро от Internews Europe Association (Франция) и 300 тыс. долларов от Financial Service Center (США). Однако данных о том, как расходовались эти средства, нет".

Организация Internews Europe связана с фондом "Образованные медиа". Как сообщила пресс-атташе посольства США, Financial Services Center - это бухгалтерский отдел Госдепартамента США, переводящий средства за границу по поручению американских правительственных органов, которые действуют за рубежом.

По словам официальных лиц США и по свидетельству Асламазян, 300 тыс. долларов представляли собой плановое ассигнование Управления международного развития США (USAID).

С 2004 года USAID выделило фонду "Образованные медиа" и его предшественнице - организации "Интерньюс Раша" около 8 млн долларов. С 1998 по 2004 год США выделили организации Internews U.S. почти 30 млн долларов. Часть этой суммы была переведена на счета российского отделения организации.

Пресс-атташе посольства сообщила, что власти США удовлетворены тем, как были израсходованы эти гранты. Она отметила, что "Образованные медиа", как и все получатели грантов США, ежегодно проходит проверку независимыми аудиторами и обязана предоставлять регулярные отчеты о программах и расходах.

"Организация "Интерньюс" выполняет все эти требования. Никаких материальных доказательств ее нарушений нет", - заявила пресс-атташе.

Эта неправительственная организация также получала деньги от Европейского союза, властей Канады и таких частных организаций, как Ford Foundation.

Организация Асламазян "помогает повышать профессиональные стандарты российской журналистики не только в изложении новостей, но также в поощрении освещения вопросов, которые важны для граждан и организаций гражданского общества, как-то: толерантность, вопросы здравоохранения, права потребителя и другие темы", сообщила пресс-атташе посольства в заявлении, присланном по электронной почте.

После апрельского обыска в офисе организации более 2 тыс. российских журналистов, в том числе десятки сотрудников государственных или контролируемых государством телекомпаний, написали Путину открытое письмо, призывая его вмешаться.

"Мы рассматриваем действия правоохранительных органов против 'Образованных медиа' как очередной шаг к ущемлению гражданских прав, декларированных в Конституции РФ, гарантом которой Вы являетесь, - сказано в письме. - "Образованные медиа" никогда не занимались политической деятельностью. (...) Сегодня многие выпускники ОМ являются гордостью российского телевидения. (...) Авторитет Мананы Асламазян в телевизионном сообществе России непререкаем".

Путин не дал ответа.

Асламазян называет это письмо "самой неожиданной и самой приятной деталью всей этой истории". "Когда я думаю о людях, подписавших письмо, - говорит она, - я чувствую, что смогу выжить".

Кузнецов сказал, что опасается, что в случае возвращения ее возьмут под стражу до суда, так что пока Асламазян остается за границей.

"Есть дела, которые имеют ключевое значение, - говорит Кузнецов. - Это дело - лакмусовая бумажка. Оно укажет, каковы условия в нашем обществе, как у нас обстоят дела с судебной системой, с цензурой, с открытостью, со свободой слова, с основополагающими общественными ценностями и демократией".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru