Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 марта 2018 г.

Лайонел Бихнер | The Washington Post

Россия пытается ограничить свои военные потери в Сирии. Вот почему это плохо для граждан Сирии

"Когда во время Второй мировой войны погибло более 8 млн российских солдат, советский лидер Иосиф Сталин сказал: "Смерть одного человека - трагедия, смерть миллионов - статистика". Сталин не был единственным автократом, не заботившимся о потерях его собственных войск во время войны. В 1991 году передовая армия Саддама Хусейна потеряла почти половину личного состава убитыми и дезертирами. Даже его элитная Республиканская гвардия потеряла четверть своих людей. Советские войска в Афганистане потеряли около 50 тыс. человек в 1980-х годах", - рассказывает преподаватель Военной академии США "Вест-Пойнт" Лайонел Бихнер в статье для The Washington Post.

Ученый предлагает сравнить эти потери с потерями, понесенными Россией в Сирии: из 4 тыс. находящихся там российских солдат убито менее 50 (не считая частных военных наемников).

"То, что Россия предотвращает жертвы в Сирии, указывает на наличие более широкой тенденции. Автократы, некогда безразличные к жертвам, сегодня, по-видимому, менее охотно отправляют свои войска на смерть. Однако защита солдат привела к использованию менее разборчивых военных тактик, которые ведут к повышению уровня жертв среди мирного населения", - отмечает эксперт.

"В том, что касается предотвращения жертв, все автократы сегодня столкнулись с некоторыми ограничениями. Даже авторитарным правителям, вроде российского президента Владимира Путина, приходится иметь дело с сильной отечественной элитой, которую он должен улещивать, чтобы остаться у власти. В отличие от демократических коллег, автократы нарочно оставляют конвенциональные силы слабыми, чтобы снизить угрозу переворота", - говорится в статье.

"Почему? Одно из объяснений - то, что нынешние самодержцы находятся в менее твердом положении, чем их предшественники. Недавний опрос в России показал, что всего треть россиян положительно оценивают то, что Кремль оказывает военную поддержку президенту Башару аль-Асаду. Популярность российского вмешательства упала, когда увеличились потери. Несмотря на свою почти абсолютную власть, Путин не защищен от общественного давления. В Сирии он хочет сделать так, чтобы Асад удержался у власти, а также опозорить Америку и ее ставленников и сохранить влияние в регионе. Однако он стремится добиться всего этого как можно более безболезненно, чтобы укрепить свою поддержку со стороны населения России", - говорится в статье.

"Это объясняет, почему в Сирии и военных зонах на Украине он использует наемников. Боевые действия высокого риска, часто в условиях густонаселенных городских территорий, он перепоручил частным военным контрактникам. Это дает его правительству обоюдоострый меч благовидной возможности все отрицать - уклониться от обвинений, когда частники убивают мирных жителей, и уклониться от обвинений, когда накапливаются мешки с телами. Общественность меньше возмущается потерями, когда речь идет о гибели наемников, а не солдат", - полагает Бихнер.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru