Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 мая 2001 г.

Сабрина Тавернайз | The New York Times

Россия решает, стоит ли проводить радикальную реорганизацию газового гиганта

На этой неделе президент Владимир Путин должен решить, позволить ли огромной газовой монополии ?Газпрому?, самой важной российской корпорации, терпеть дальнейший упадок, или стоит ?встряхнуть? его руководство в надежде на то, что это придаст компании новый импульс.

Правительство владеет значительным пакетом акций компании, и на предстоящем в среду ключевом собрании оно должно решить, возобновлять ли контракт с нынешним руководителем "Газпрома" Рэмом Вяхиревым, который возглавляет компанию с 1992 года. Он занял этот пост спустя несколько лет после того, как компания была создана на обломках старого советского министерства газовой промышленности.

Вяхирев, низкорослый, полный, розовощекий человек, вместе с небольшой группой топ-менеджеров в течении долгих лет заправлял всеми делами "Газпрома", даже не позволяя правительству получить подробную информацию о своих финансах. Вяхирев руководит своей компанией из 33-этажного здания, расположенного на юге Москвы.

На другом конце города, в еще более современном здании со стеклянными стенами Борис Федоров обдумывает, как сместить Вяхирева с его поста. Федоров, 43-летний бывший министр финансов, которого в прошлом году миноритарные акционеры избрали в совет директоров "Газпрома", обвинил руководство компании в переводе финансовых средств в фирмы, принадлежащие их родственникам. В ответ руководство пытается вывести его из состава совета директоров.

И те, и другие утверждают, что Путин на их стороне. Выбор президента может привести к пересмотру странных отношений между государством и "Газпромом".

Однако выбор будет сделать непросто. По словам менеджеров "Газпрома", если сейчас осуществить коренную реорганизацию, это может иметь негативные последствия для компании, которая дает России пятую часть налоговых поступлений и на долю которой приходится примерно 7% общего объема производства.

Критики, подобные Федорову, утверждают, что выбор станет серьезной проверкой стремления президента Путина вступить в борьбу с корпоративными интересами, которые блокировали проведение реформ в эпоху правления бывшего президента Бориса Ельцина.

"Речь идет о власти, - заявил Федоров, сидя на фоне карты России, висящей у него за спиной. - Путин справился с рядом олигархов и регионов. Может ли он позволить себе еще один год не принимать абсолютно никаких мер в отношении "Газпрома"? Если вы не контролируете "Газпром", даже имея на руках большой пакет его акций, ваше положение как президента становится двусмысленным".

Газовая монополия была неприкасаемой в течении шести лет, когда ее основатель Виктор Черномырдин находился на посту премьер-министра. С 1993 года ее акции спокойно распродавались в значительной степени под контролем руководства компании, и ей позволили построить новую штаб-квартиру в рамках огромного инвестиционного проекта, в то время как с уплатой налогов дело обстояло значительно хуже.

В действительности "Газпром" превратился в своего рода государство в государстве, легко отражая попытки сделать его послушным. Богатства и размеры компании предоставляли "Газпрому" большие возможности для маневра как в отношениях с местными властями, так и московскими чиновниками. Политическую партию Черномырдина "Наш дом - Россия" шутливо прозвали "Наш дом - "Газпром". И, что, вероятно, более важно, в России, где просроченные векселя приняли массовый характер, почти все оказались должны "Газпрому".

"Покажите мне хоть одного голодного и холодного служащего "Газпрома", который работает в скромном офисе, - пошутил бывший заместитель главы государственной службы по вопросам банкротства Петр Карпов. ? Все они живут очень хорошо. Инфраструктура досталась им в наследство от предыдущей цивилизации, а месторождения были дарованы Богом. Они заняли положение богатого дяди, которому все что-то должны".

Хотя "Газпром" пользовался влиянием в Кремле, он в то же время прибегал и к его услугам. Совсем недавно он наложил руку на телеканал, принадлежащий Владимиру Гусинскому, который вступил в открытый конфликт с правительством. "Газпром" помог также Кремлю оказать давление на соседей России, таких как Грузия и Украина, которые хронически задолжали за поставки газа. И он поддержал ставленников Москвы на региональных выборах.

Вскоре после своего избрания президентом, Путин назначил своего ближайшего помощника председателем совета директоров "Газпрома". С тех пор заседания совета директоров стали проводиться регулярно, а представители правительства начали задавать менеджерам компании неприятные вопросы, явно стремясь ослабить их контроль над "Газпромом".

По мере того, как позиции Вяхирева стали более уязвимыми, "Газпром" начал принимать определенные меры. Судя по документам, некоторые из которых были опубликованы, активы "Газпрома" были переданы родственникам руководителей компании.

Члены семей Вяхирева и другого топ-менеджера сейчас владеют акциями газодобывающей компании "Сибнефтегаз", которая начала свою деятельность под контролем "Газпрома". "Стройтрансгаз" - строительная компания, заключившая с "Газпромом" эксклюзивные контракты и больше чем наполовину принадлежащая сыновьям и дочерям высших руководителей газовой монополии - несколько лет назад получила 5%-ый пакет акций "Газпрома"; факт этой сделки публично подтвердил один из менеджером "Стройтрансгаза". Российские СМИ сообщали и о других подобных случаях.

Но наибольшей тайной окутаны отношения "Газпрома" с "Итерой" - зарегистрированной во Флориде фирмой, которая из малоизвестной торговой компании, фактически не имеющей своих метсорождений, превратилась в третьего по величине в России производителя газа. Представители Кремля и другие лица в приватных беседах подтверждают то, о чем Федоров говорит публично: что "Итера" частично принадлежит менеджерам "Газпрома" и растет за счет "Газпрома". Обе компании это отрицают.

В рамках одной из нескольких подобных сделок "Газпром" уменьшил свою долю в "Сибнефтегазе" в пользу "Итеры", таким образом размывая акционерный капитал. Согласно документам, имеющимся в распоряжении российской Федеральной комиссии по ценным бумагам, "Итера" купила эти акции по цене намного ниже рыночной. Теперь "Итера" - вместе с компаниями, принадлежащими менеджерам "Газпрома" - контролирует "Сибнефтегаз".

"Если копнуть поглубже, - заявил Федоров, быстро подписывая юридические документы, представленные его помощником, - в конце концов можно прийти к выводу, что в период существования "Газпрома" как компании несколько десятков миллиардов долларов утекли в неизвестном направлении. И это только часть".

В последние недели представители Кремля неофициально признали, что руководство "Газпрома", возможно, увело активы из компании. По их словам, правительство не намерено пытаться отобрать активы у топ-менеджеров "Газпрома", хотя они не исключают возможность проведения официального расследования или подачи судебных исков со стороны акционеров.

Одно событие, которое произошло недавно, предвещает перемены в "Газпроме": на прошлой неделе 66-летний Вяхирев был избран главой некоммерческой организации - быть может, речь идет о попытке обеспечить ему достойный уход. И все же размеры и сложность проблем компании предполагают, что перемены должны осуществляться постепенно. И остается серьезный вопрос, что достанется его преемнику.

"В "Газпроме" накопилось много яда, - говорит комментатор ОРТ Юлия Латынина. - В случае захвата компании Кремлем, это даст соответствующие последствия?.

По словам Латыниной, Кремль вскоре обнаружит, что наиболее лакомые активы уже переданы фирмам, принадлежащим руководству "Газпрома".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru