Архив
Поиск
Press digest
28 июля 2021 г.
29 мая 2007 г.

Кэтрин Зоэпф | The New York Times

Иракские беженки в Сирии вынуждены заниматься проституцией

У себя на родине, в Ираке, дочь Умм-Хибы, Хиба, которой теперь 16 лет, была благочестивой мусульманкой и прилежной ученицей, одевалась скромно. Она носила хиджаб и каждое утро рано вставала, чтобы произнести на рассвете молитву, а потом шла в школу.

Но все это было раньше, до того как военизированные группировки стали терроризировать район Багдада, где они жили. Весной прошлого года Умм-Хиба с дочерью бежали в Сирию. Работы для них не нашлось, а у престарелого отца Умм-Хибы развились осложнения в связи с диабетом.

Оказавшись в этом отчаянном положении, Умм-Хиба по совету знакомых иракцев отвела дочь работать в ночной клуб на шоссе, известном как очаг проституции. "Когда-то мы, иракцы, были гордым народом", - сказала она, пытаясь перекричать грохочущую музыку в клубе. Она указала мне на свою дочь, танцующую на сцене вместе с еще двумя десятками девушек. Хиба была одета в розовое шелковое платье с узкими бретельками. Ее хрупкие обнаженные плечи озаряли всполохи цветных прожекторов.

Тем временем на сцену забрался немолодой мужчина и начал отплясывать в толпе девушек, неуклюже взмахивая руками.

"В войну мы потеряли все, - продолжала Умм-Хиба. - Мы потеряли даже нашу честь". Она настояла, чтобы в статье была упомянута только часть ее имени ("Умм-Хиба" означает "Мать Хибы").

Все, кто сейчас живет в Дамаске, не могут не знать, что некоторые иракские беженки торгуют собой или работают в секс-клубах.

Даже в центре Дамаска, как, не таясь, рассказывают мужчины, у лотков с шаурмой и свежими соками толкутся сутенеры, отлавливая клиентов. Бывает также, что женщины сами подходят к мужчинам на улице - что для арабской культуры просто немыслимо - и спрашивают по-арабски с иракским акцентом, не желают ли они "чашечку чая".

В дневное время дорога, ведущая из Дамаска в старинный монастырь в городе Саидная, часто запружена паломниками - как христианами, так и мусульманами, надеющимися на помощь чудотворного изображения Богородицы, которое находится в монастыре. Но, как скажет вам в Дамаске любой таксист, один из отрезков на этом прославленном пути паломничества - Мараба - день ото дня все более славится благодаря иракским проституткам. Дело идет там бойко.

Многие из этих женщин и девушек, в том числе едва вступивших в подростковый возраст, недавно попали в страну в качестве беженок. Некоторых принуждают к проституции обманом или силой, но большинство говорит, что у них просто нет других способов прокормить семью. В качестве социального слоя они представляют собой один из самых заметных симптомов катастрофического положения иракских беженцев в Сирии, которое наблюдается в последние месяцы.

По данным верховного комиссара ООН по делам беженцев, на данный момент в Сирии находится около 1,2 млн беженцев из Ирака. Сирийские власти считают, что их еще больше.

Согласно докладу ООН от прошедшего года, ухудшающееся экономическое положение беженцев толкает многих девушек и женщин, "находящихся в крайней нищете", на проституцию - втайне или даже с ведома или при деятельном участии членов семьи. "Во многих случаях, - сказано в докладе, - глава семьи приводит клиентов в дом".

По словам сотрудников гуманитарных организаций, в Сирии занимаются проституцией тысячи иракских женщин. Отмечается, что эскалация насилия в Ираке приводит к тому, что среди беженцев появляется все больше семей, где главой является женщина, а также одиноких женщин.

"Сейчас приезжает много иракских женщин, которые живут с детьми одни - мужчин убили или похитили", - говорит сестра Мари-Клод Наддаф, сирийская монахиня из монастыря Доброго Пастыря в Дамаске, оказывающего помощь иракским беженцам.

По словам Наддаф, монастырь проводил опрос среди иракских беженцев, живущих в Масакен-Барзе в окрестностях Дамаска. Обнаружилось, что в небольшом квартале проживают 119 семей, где главой является женщина. Некоторые из этих женщин - домохозяйки, впервые в жизни ищущие работу, меж тем как в Сирии высок уровень безработицы. Так женщины обнаруживают, что им остается лишь торговать собой.

"Недавно я познакомилась с тремя золовками, которые живут вместе и занимаются проституцией, - сказала сестра Мари-Клод. - Они выходят на работу поодиночке, по очереди, а заработанное делят поровну, чтобы прокормить всех детей".

Более трех лет после вторжения под руководством США в Ирак в 2003 году тема иракской проституции в Сирии - как и вообще тема проституции в целом - была для сирийских властей табуированной. Местная пресса называет секс-индустрию и наркоманию одинаково - эвфемистичным термином "преступления против общественных приличий". Но Дитрун Гюнтер, сотрудница дамасского отделения службы ООН по работе с беженцами, отмечает, что власти наконец-то нарушили обет молчания.

"Нас особенно тревожит, что в проституцию вовлекают несовершеннолетних девушек и что их принуждают этим заниматься, даже иногда нелегально переправляют в Сирию, - рассказывает Гюнтер. - У нас были специальные консультации с сирийскими властями о проституции". Новую политику открытости официальных лиц Гюнтер охарактеризовала как "большой шаг вперед".

Сирийка Муна Асаад, юрист, специализирующийся на защите прав женщин, утверждает, что власти ошеломлены масштабами притока беженцев из Ирака. Сирия имеет безвизовый режим для граждан арабских государств, и правительство поклялось помогать бедствующим иракцам. Но эта страна с 19-миллионным населением, по словам Асаад, не была готова к внезапному приезду сотен тысяч беженцев.

"Иногда можно наблюдать, как таким образом живут целые семьи. Клиентов для девушек находит мать или тетя, - рассказывает она. - Но проституция не единственная проблема. Школы у нас переполнены, а цены на продукты, услуги и транспорт подскочили. Наша инфраструктура не выдерживает. У нас нет приютов или медицинских центров, куда могли бы обращаться эти женщины. А поскольку в Ираке такая обстановка, Сирия старается не депортировать их".

В основном эта полуорганизованная секс-индустрия базируется в предместьях столицы, в ночных клубах, которые для виду называются "казино", хотя в азартные игры там не играют.

В дорогом ночном клубе Al Rawabi в Аль-Хами есть даже сценическое представление иракской тематики. Я побывала там недавно. Официанты разносили на подносах закуски: картофель фри и жареные куриные сердца в обертке из фольги ромбической формы. Оркестр из 10 музыкантов выступил на разогреве, а диджей с традиционной витиеватостью объявил по-арабски: "Позвольте вам представить любимицу всех сцен, самый золотой голос, звезду гламура - Марию!"

Мария, молодая женщина с пышной грудью, вышла на сцену и запела печальную балладу: "После Ирака у меня нет родины. Я готова ползти на коленях назад в Ирак". Еще четыре женщины в костюмах леопардовой расцветки кружились на сцене, встряхивая пышными волосами. В свете цветных софитов их кожа казалась зеленоватой.

Посетители Al Rawabi наблюдали за Марией невозмутимо, развалившись на стульях и попивая Johnnie Walker Black. Сильный запах пота в зале смешивался с ароматом яблочного табака из кальянов. Когда Мария допела последний куплет, ей никто не хлопал.

Она снова взяла микрофон и начала, как она сама выразилась, славить Ирак - перечислила многих женщин из Ирака, находящихся в клубе. Одну из танцовщиц она представила как "мою лучшую подругу, Сахарь".

Когда танцовщицы спустились со сцены и разбрелись по залу, беседуя с посетителями, Сахарь сказала одному из гостей, что она из багдадского района Дора, но уехала оттуда "из-за беспорядков". По ее словам, она готова уйти из клуба с клиентом за 200 долларов.

По словам сотрудников гуманитарных организаций, среди иракских проституток, работающих в Дамаске, 50-70 долларов за ночь считаются хорошим заработком. А некоторые из иракских танцовщиц в переполненных казино в пригородах Дамаска зарабатывают гораздо меньше.

Умм-Хиба отказывалась мне сказать, сколько денег приносит утром ее дочь домой. Заметив ее несловоохотливость, менеджер клуба, назвавшийся Хасаном, гордо выпятил грудь и вмешался в разговор.

"Мы обеспечиваем, чтобы каждая девушка получала как минимум 500 лир за ночь, даже если дела идут очень вяло, - сказал он. 500 лир - это около 10 долларов. - Мы сочувствуем иракцам. И мы стараемся дополнительно помогать девушкам, чьи семьи особенно нуждаются".

Умм-Хиба покачала головой: "Это правда, менеджеры здесь хорошие: они помогают нам и не обкрадывают девушек. Но я не могу не негодовать.

Вы думаете, нам нравится, что эти мужчины с Залива видят голые тела наших дочерей?"

Большинство так называемых казино вроде бы не участвует напрямую в заключении сделок между проститутками и их клиентами. Зафер, официант из клуба, где работает Хиба, утверждал, что клуб зарабатывает на торговле едой и алкоголем и что танцовщиц поощряют подсаживаться к посетителям и заказывать побольше напитков.

Зафер, не пожелавший разглашать своей фамилии, отказался говорить о конкретных женщинах и девушках из клуба, но признал, что в большинстве своем они занимаются проституцией. "Такса почасовая, - сказал он. - У них есть постоянные клиенты".

Дешевые иракские проститутки сделали Сирию популярным направлением "секс-туризма" в более зажиточных странах Ближнего Востока. На парковке клуба почти у половины автомобилей саудовские номера.

От границы с Саудовской Аравией через Иорданию до Дамаска всего шесть часов езды на машине. Сирия, где сравнительно легко приобрести алкоголь и потанцевать с женщинами, - популярное и недорогое место проведения выходных для мужчин из Саудовской Аравии, приезжающих целыми компаниями.

Хотя в Дамаске все еще есть проститутки и других национальностей, в том числе русские и марокканки, 23-летняя Абир, уроженка Багдада, работающая в одном клубе с Хибой, пояснила, что многих конкуренток вытеснили новоприбывшие из Ирака.

"Судя по моему опыту, сегодня 70-80% девушек, которые занимаются нашим бизнесом в Дамаске, - это девушки из Ирака, - говорит Абир. - Их семьям не по карману снимать жилье в Сирии, вот и приходится зарабатывать. Если они вернутся в Ирак, их перебьют, а никакой другой работы нет".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru