Архив
Поиск
Press digest
18 марта 2019 г.
29 мая 2017 г.

Южени Басти | Le Figaro

Элен Каррер д'Анкосс: "Франко-российская пара всегда была пылкой"

Историк, политолог, специалист по России и постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер д'Анкосс в интервью Южени Басти из французской газеты Le Figaro оценила шансы "оттепели" между Парижем и Москвой и обрисовала три века бурных отношений между Францией и Россией.

Журналистка осведомилась, каково символическое значение встречи Эммануэля Макрона и Владимира Путина в Версале для совместного открытия выставки о визите Петра I во Францию три века назад. "Этот визит чрезвычайно важен, - ответила Каррер д'Анкосс. - Новый президент Республики перезапускает отношения между Парижем и Москвой, которые были прерваны". По мнению историка, повод для визита Путина в Версаль выбран очень удачно: "Петр Великий - это мощный символ".

"Когда царь приехал в Версаль в 1717 году, это было его первое пребывание во Франции, но не в Европе: он ее объехал двадцатью годами ранее, с 1696 по 1697 год и был великолепно принят повсюду, кроме Франции, где ему дали понять, что его не ждут, - рассказала Каррер д'Анкосс. - В то время могущество России росло, но Людовик XIV ее презирал. Зато в 1717 году Петра Великого принимают во Франции с теплотой. Регент (Филипп Орлеанский. - Прим. ред.) пытается наверстать упущенное. Это путешествие является основополагающим, поскольку до того, будучи отвергнута в 1697 году, Россия была скорее повернута в сторону Германии и Нидерландов. Этот визит положил конец незнанию друг друга, отчужденности".

По словам историка, визит Петра в Версаль ознаменовал собой "окно, прорубленное в Европу". "Это произошло три века назад, и с тех пор наши отношения больше не прекращались", - добавила она.

"Если мы обратимся к истории, еще один официальный визит позволил возобновить франко-российские отношения: это роскошный прием, оказанный Хрущеву генералом де Голлем весной 1960 года, - продолжает Каррер д'Анкосс. - В то время отношения между Парижем и Москвой были в плохом состоянии. В 1958 году случился Берлинский кризис. Генерал де Голль тогда был лидером оппозиции западных держав советской агрессии. Приняв затем Хрущева в 1960 году, он хотел разблокировать ситуацию. Я полагаю, что Эммануэль Макрон хорошо осведомлен об этом визите и следует жесту де Голля. Это метод возобновления франко-российских отношений".

"Между Россией и Францией всегда была особая связь?" - осведомилась корреспондент. "В нашей истории существует франко-немецкая пара, но также и франко-российская, - ответила политолог. - Наша история с Россией была изначально счастливой, о чем мы имеем склонность забывать. В течение XVIII, а затем XIX века французы ездили в Россию, будь то по причинам политическим (эмигранты во время Великой французской революции), экономическим (предприниматели, простимулированные российскими займами) или культурным. Наши отношения - это история взаимного притяжения. Нас объединяет привилегированная связь, основанная на представлениях о реальности и культурной модели".

"Россия и Франция, - отметила историк, - также являются двумя крайними точками европейского континента. Россия была тыловым союзом для Франции, защищая ее от Германии. Конечно же, за три века были и кризисы. Две державы воевали при Наполеоне Бонапарте, потом во время Крымской войны. Но в том, что наши армии смогли противостоять Германии в 1914 году, есть и заслуга великого франко-русского альянса 1896 года".

"Путь к возвращению франко-российского диалога лежит через культуру?" - осведомилась журналистка. "Во Франции есть значительная жажда российской культуры, - ответила Каррер д'Анкосс. - В 1970-1980 годах большое количество студентов увлекалось Россией и ее культурой и учило русский язык. К сожалению, сегодня они менее многочисленны. В России также преподавание французского идет на спад. (...) И все же русские по-прежнему смотрят на нас с надеждой и восхищением. Именно это и будет главной осью для развития, если мы возобновим наши отношения с Россией: поощрение культурных связей, развитие языкового обмена. Мы завершаем цикл недоверия, чтобы возродить эру диалога, основанную, прежде всего, на культуре".

"При упоминании России во Франции создаются два противоположных полюса: те, кого обвиняют в русофобии, и те, кого винят в "путинопоклонничестве". Как объяснить такую щекотливость этой темы?" - спросила журналистка. "У нас особые отношения с Россией, состоящие из тепла и разочарования, - пояснила историк. - Я бы не стала говорить о "русофобии", но французы являются наследниками [Астольфа де] Кюстина, который написал "Россию в 1839 году" - яростно-враждебную книгу по отношению к России. (...) Мы унаследовали клише, развитое этим автором, который, к тому же, проехал по стране царей в карете с задернутыми занавесками. Затем Кюстина вернули к жизни в эпоху СССР. Тогда утверждалось, что он помогает понять вековое варварство этой страны. По Кюстину, русские якобы являются пассивными, порабощенными, чуждыми идее свободы. Исходя из этого, во Франции часто полагают, что это народ, вечно подчиненный диктатору. Но мы забываем, что Россия вышла из 75 лет тоталитаризма без кровопролития. Установить демократическое государство, сохраняя единство огромной и разнообразной страны, не просто. Русские не рабский народ: они захотели пойти навстречу свободе, но жизнь лишь одного поколения отделяет их от тоталитарной системы. Россия - это строящаяся демократия", - подытожила Каррер д'Анкосс.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru