Архив
Поиск
Press digest
7 декабря 2018 г.
29 ноября 2018 г.

Аллан Каваль | Le Monde

Напряженность в Черном море: "Москва ведет себя без комплексов в вопросах применения силы"

Исследователь центра "Россия/Новые независимые государства" Французского института международных отношений (IFRI) Татьяна Кастуева-Жан в интервью Le Monde анализирует цели и задачи конфронтации между Украиной и Россией.

"Отдельные элементы контекста позволяют лучше понять подоплеку инцидента в Черном море. Он происходит тогда, когда в переговорах стран Запада с Москвой аннексия Крыма Россией отложена в сторону и когда конфликт на востоке Украины становится "замороженным", несмотря на стихийные вспышки насилия", - считает Кастуева-Жан.

"Этот инцидент также связан с тем, что официальный статус Азовского моря, которое должно быть доступным для украинских кораблей, больше не соответствует действительности, сложившейся на месте: Москва фактически взяла его под контроль после строительства Керченского моста между Россией и Крымом и тех ограничений на свободу навигации, которые налагает Кремль. Уже начиная с весны, Киев и Вашингтон изобличают "ползучую аннексию" Азовского моря Россией. Это морское пространство становится третьим очагом российско-украинского конфликта, после Крыма и Донбасса", - отмечает эксперт.

"У Украины нет средств для "полномасштабной войны" [упоминаемой Петром Порошенко] против России: она рискует утратить в ней свой суверенитет и свое существование в качестве независимого государства. Все же нельзя исключить того, что в будущем не будут происходить другие инциденты такого рода", - полагает Кастуева-Жан.

"Большинство западных правительственных канцелярий осудили российское поведение и призвали к деэскалации. Однако Киев ожидал от своих западных партнеров более жесткой реакции, которая материализовалась бы в безусловную поддержку ими украинской позиции, а также в большую решительность и новые санкции против Москвы", - указывает эксперт.

"Американцы, судя по всему, лучше соответствуют украинским ожиданиям. Во всяком случае, на такую мысль наводит заявление Дональда Трампа о том, что "ему не нравится эта агрессия" и что он намеревается отменить свою встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным, изначально запланированную в рамках саммита G20. Эволюция позиции Дональда Трампа, казалось бы, стремившегося к нормализации отношений с Москвой после своего прихода к власти, является плохим знаком для россиян", - подчеркивает Кастуева-Жан.

"Сегодня в вопросах применения силы Москва ведет себя без комплексов. Кремль понимает, что ни одно государство не захочет подставляться ради защиты свободы навигации в этой части света. Никто не выйдет за пределы формальных заявлений", - утверждает эксперт.

"В то же время внутри страны Владимир Путин переживает определенный спад популярности и может ухватиться за такую напряженность, чтобы мобилизовать общественное мнение. Эйфория, порожденная присоединением Крыма, выдохлась, и общественное мнение больше озабочено внутренними проблемами, нежели внешними военными авантюрами. Телевидение по привычке продолжает эксплуатировать сюжеты, иллюстрирующие конфронтацию между Россией и Украиной или между Россией и Западом, но публика больше ими не интересуется", - поясняет аналитик.

"Опросы показывают, что российское общественное мнение хотело бы нормализации отношений с Западом, но при условии, что это не вылилось бы в пересмотр завоеваний, достигнутых Москвой на международной арене после 2014 года, и, в частности, присоединения Крыма", - отмечает собеседница издания.

"Новый эпизод конфронтации эксплуатируется внутри страны не только в России. Киевская власть на местах делает это в такой же степени, если не больше. По опросам общественного мнения, президент Петр Порошенко находится в очень плохой позиции: если бы выборы, запланированные на 31 марта, произошли сегодня, он вряд ли вышел бы во второй тур. Воскресный инцидент дает ему шанс придать себе большую значимость, встав в позу верховного главнокомандующего", - анализирует эксперт.

"Однако его политические дивиденды на данной стадии остаются ограниченными. Хотя он хотел вести военное положение на 60 дней по всей Украине, он добился от парламента всего 30 дней и лишь на части территории. Кроме того, инцидент случился слишком рано по отношению к дате выборов для того, чтобы он мог извлечь из него существенные политические преимущества, такие, например, как отмена президентских выборов в контексте военного положения", - резюмирует Кастуева-Жан.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru