Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
29 октября 2018 г.

Сьюн Энгель Расмуссен | The Wall Street Journal

На саммите в Стамбуле Россия попыталась взять на себя роль посредника в Сирии

Россия воспользовалась саммитом в Стамбуле, чтобы укрепить свою новую роль посредника на Ближнем Востоке и привлечь европейское финансирование для восстановления Сирии, передает корреспондент The Wall Street Journal Сьюн Энгель Расмуссен.

Впервые Владимир Путин, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон и Реджеп Тайип Эрдоган встретились для обсуждения Сирии. "В центре саммита были предпосылки для возобновления международного мирного процесса, и лидеры призвали создать специальный комитет, которому будет поручено разработать новую сирийскую конституцию", - сообщает журналист.

"Встреча увенчала предпринимавшиеся месяцами российские попытки представить ситуацию в Сирии как в определенной мере стабильную, после того как интервенция России в 2015 году помогла изменить ход войны в пользу президента Башара Асада", - отмечает автор статьи.

"Путин теперь, по всей видимости, выступает в поддержку политического урегулирования, а не длительной кровавой войны. Предпочтительное для Москвы решение - это международное соглашение, предполагающее признание Асада правителем страны и возвращение миллионов беженцев для оживления экономической активности. Но на данный момент это отдаленная перспектива. Западные страны пока отказываются взаимодействовать с режимом Асада, а Сирия, согласно Агентству ООН по делам беженцев, остается небезопасным местом для их возвращения", - комментирует журналист.

По словам главы Российского совета по международным делам Андрея Кортунова, четверо глав государств признают, что конфликт в Сирии невозможно урегулировать военным путем, и они могут заложить основы для дальнейших переговоров.

"Это одна из очень немногих сфер, где Россия и крупнейшие европейские игроки могут если не устранить, то хотя бы сократить разногласия между собой. Откровенной дискуссии о конкретных предпосылках для участия Европы в сирийском процессе никогда не было", - сказал Кортунов.

Войска Асада при поддержке российской авиации и союзных Ирану наземных сил отвоевали большую часть территории, и Россия приняла меры, чтобы показать, что страна возвращается к нормальной жизни. В июле Москва направила в Вашингтон предложение о совместной репатриации около 1,7 млн беженцев, которое принято не было. "Возвращение беженцев предоставит Асаду легитимность", - прокомментировал научный сотрудник Ближневосточного центра Карнеги в Бейруте Хедер Хаддур.

Намерения Ирана порой противоречат повестке Асада, отмечается в статье. Иран поддерживает нерегулярные отряды сирийцев и иностранцев, которые подотчетны Тегерану, а не правительству Сирии. По словам Хаддура, Тегеран стремится получить влияние в Дамаске в качестве бастиона борьбы с Израилем и канала связи с ливанской "Хизбаллой".

Россия же стремится централизовать власть Дамаска и укрепить регулярную армию Асада. Она действует как посредник между Сирией, Ираном и Израилем. "Россия хочет, чтобы вся страна была стабильной. Она хочет стабильности в регионе", - сказал Хаддур.

"Россия стремится получить влияние и за пределами Сирии и нередко приходит туда, где стерлись следы США", - отмечает автор статьи. Россия продала зенитно-ракетные комплексы С-400 Турции и пыталась на льготных условиях продать оружие на миллиард долларов Ливану, но США в итоге сорвали сделку. И в то время как растет международное давление на Саудовскую Аравию из-за убийства журналиста Джамаля Хашогги, Путин, в отличие от США, воздержался от критики в адрес королевства.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru