Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
29 сентября 2008 г.

Дэн Билефски | The New York Times

Экономика Грузии пострадала от войны, но выстояла

Во время недавней войны между Грузией и Россией российские солдаты ворвались в высотку, где размещается крупнейший грузинский интернет-провайдер, и ручными гранатами разнесли аппаратуру для передачи данных, отключив два миллиона человек по всей стране от телевидения, телефона и систем цифрового доступа.

С момента тех событий прошло больше месяца, а компания "Кавказ Онлайн" по-прежнему борется с их экономическими последствиями. Гендиректор провайдера Мамия Санадирадзе говорит, что теперь, когда на восстановления доступа в интернет для клиентов потрачено 50 млн долларов, он рискует не уложиться в план строительства гигантской телекоммуникационной сети, которая должна дотянуться до Западной Европы.

Проект планировали завершить к октябрю, но из-за того, что американских инженеров, нанятых для прокладки кабеля на подводном участке, слишком смущают опасности, связанные с возвращением в Грузию и на место проведения работ, возникла задержка. По подсчетам Санадирадзе, каждый месяц простоя обойдется ему в 1 млн долларов.

"На грузинской территории до сих пор остаются русские, и они могут в любой момент парализовать нашу коммуникационную сеть или подорвать железную дорогу, и никто их не сможет остановить, - сказал он. - Пока русские здесь, деловую уверенность в Грузии восстановить не выйдет, а ведь на то, чтобы ее создать, у нас ушли годы".

До войны Грузия, население которой составляет 4,6 млн человек, заявляла о себе как о новом экономическом тигре Кавказа - с телегеничным и ориентированным на развитие бизнеса президентом Михаилом Саакашвили, с квалифицированными работниками, 12-процентным годовым приростом и зарубежными инвестициями, объем которых в прошлом году вырос втрое, достигнув почти 2 млрд долларов. Теперь же экономическая жизнеспособность Грузии - этой союзной Западу страны, неожиданно оказавшейся на переднем крае силового противоборства с Россией, - подвергается испытанию.

Война стала потрясением для грузинской экономики. После начала военных действий (7 августа) оказались перекрыты транспортные маршруты между основным черноморским портом Грузии Поти и столицей страны - Тбилиси. В результате возникли задержки с доставкой некоторых товаров, от электроники до туалетной бумаги, из-за чего десятки импортеров были вынуждены разорвать контракты. Фондовый рынок страны пошел на дно как топор. Десятки тысяч грузин сняли деньги со своих банковских счетов, изъяв из "Банка Грузии" (крупнейшего банка страны) частные вклады на 165 млн долларов.

Тем временем сокрушительный удар получила и когда-то процветавшая в Грузии индустрия туризма. Российские войска зажигательными бомбами спалили девственные леса, и живописные черноморские курорты (куда на протяжении долгого времени съезжались богатые россияне) в основном пустовали.

Несмотря на ущерб, усугубленный мировым финансовым кризисом, грузинские экономисты и местное политическое руководство утверждают, что грузинская экономика показала себя довольно живучей. Да и политическая система сохранила стабильность.

Премьер-министр Грузии Ладо Гургенидзе, в прошлом - менеджер инвестиционного банка с опытом работы в Лондоне, заявил, что инфраструктуре Грузии в результате войны нанесен урон примерно в 1 млрд долларов - но этот урон будет с лихвой компенсирован за счет 2-миллиардной совместной материальной помощи от Соединенных Штатов и Евросоюза.

Гургенидзе также подчеркнул, что Грузия, находясь в регионе, который славится заговорами и революциями, не была ввергнута в беззаконие и хаос, хотя российские танки находились всего в получасе езды от столицы. "Мы испытываем неприятные последствия пережитого системой потрясения, - сказал он. - Однако не наблюдалось ни покупательского ажиотажа, ни спешного создания запасов, ни крупномасштабного оттока инвестиций".

И все-таки одной из главных жертв войны оказалось доверие западных инвесторов. По словам Эми Дэнмана, главы Американской торговой палаты в Грузии, которая представляет 130 крупнейших зарубежных инвесторов, ведущих дела в этой стране, присутствие российских войск на территории Грузии отпугнуло зарубежные инвестиции надолго.

Казахская государственная нефтегазовая компания "Казмунайгаз" в среду объявила об отказе от планов строительства в грузинском порту Батуми нефтеперерабатывающего завода, в который предполагалось вложить 1 млрд долларов, дав понять, что проект оказался нерентабельным. Правительство Казахстана, принадлежащее к числу важных для Грузии зарубежных инвесторов, также оставило планы строительства в Поти зерноприемного пункта стоимостью в 10 млн долларов, сославшись на связанные с войной опасения.

Другие компании также сокращают свое присутствие в Грузии. Израильская Ofer Group, которая специализируется на оказании транспортных услуг и девелопменте, заявила о продолжении работ по проекту торгового центра в Тбилиси, под который уже выделена земля. А вот строительство четырехзвездочного отеля откладывается.

Россия дала согласие на вывод войск из Грузии в течение 10 дней после того, как туда прибудет наблюдательная миссия Евросоюза (ориентировочно - в эту среду). Но до сих пор войска выведены лишь частично, а Кремль настаивает на сохранении военного присутствия в Южной Осетии и Абхазии, двух отколовшихся от Грузии регионах.

Может также оказаться, что война пустила под откос притязания Грузии на прокладку по ее территории альтернативного маршрута поставки энергоносителей в Евросоюз (последний ищет возможность нейтрализовать свою зависимость от проводимой Москвой "политики вентиля"). США и ЕС ратуют за строительства трубопровода Nabucco, по которому в Европу будет поступать природных газ из Центральной Азии (в частности, из Туркмении), причем важный участок маршрута проляжет по территории Грузии.

Борут Гржич, специалист в сфере энергетики из Словении, говорит, что война серьезно снизила привлекательность грузинской территории с точки зрения прокладки альтернативного канала поставки углеводородов, из-за чего Грузия в перспективе может остаться без сотен миллионов долларов транзитной пошлины.

Российский рынок на протяжении долгого времени играл очень важную роль в экономике Грузии, но после того, как осенью 2006 года по обвинению в шпионаже в Грузии были задержаны четыре офицера российской армии, Россия ввела торговое эмбарго. Грузинское руководство считает процветание экономики их страны вопреки эмбарго признаком ее стойкости.

"Все говорили, что российское эмбарго обернется экономической катастрофой, но в последнее два года темпы прироста в Грузии исчисляются двузначными цифрами", - говорит глава "Банка Грузии" Николас Энукидзе.

Наверное, нет такого человека, который осознавал бы необходимость избавления от российского влияния лучше, чем Бадри Джапаридзе. Он возглавляет "Боржоми", крупнейшую в Грузии компанию-производителя газированных напитков, чьими прославленными минеральными водами в былые времена любили освежаться русские цари. После введения запрета на ввоз грузинских товаров "Боржоми", на тот момент производителю бутилированной воды номер один в России, пришлось изъять из 30 тыс. магазинов 180 млн бутылок своей продукции, в результате чего компания, по словам Джапаридзе, потеряла 50 млн долларов упущенной прибыли.

Джапаридзе говорит, что "Боржоми" удалось преодолеть зависимость от российского рынка с помощью экспансии в другие страны, в том числе на Украину, в страны Балтии и Японию. "Мы усвоили болезненный и дорогостоящий урок: нельзя так сильно полагаться на один рынок, - говорит он. - Но тот факт, что мы оправились от удара, показывает, что грузинский бизнес в состоянии процветать и без российского рынка".

Несмотря на эмбарго, российские компании не перестали делать капиталовложения в Грузии, а некоторые из них утверждают, что и война их планов не изменит.

Руководитель департамента по связям с общественностью российского поставщика коммунальных услуг "Теласи" Валерий Панцулая заявил, что во время войны у компании не было никаких перебоев, а грузинское правительство заверило руководство предприятия, что не станет национализировать российскую собственность на территории Грузии.

"Не думаю, что людям важно, русские мы или не русские, - сказал Панцулая. - Бизнес есть бизнес. Грузины нуждаются в электричестве, и им не важно, поступает ли оно от российской компании или от грузинской". Он добавил, что в "Теласи", тем не менее, пока не решили, стоит ли снова вывешивать на фасаде офиса компании в Тбилиси флаг России.

Глава "Боржоми" Джапаридзе утверждает, что именно в результате войны Грузия парадоксальным образом обозначилась на карте мира, а это, по его словам, в долгосрочной перспективе может послужить привлечению инвесторов, прежде всего американцев, которые раньше знали "Georgia" лишь как южноамериканский штат, где выращивают персики.

"Там теперь знают о Грузии лучше, чем когда-либо, о нас заговорили даже оба кандидата в президенты США, - говорит Джапаридзе. - Теперь только нужно изменить имидж страны, чтобы она предстала не как место дислокации российских танков, а в каком-нибудь другом, более мирном образе".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru