Архив
Поиск
Press digest
18 марта 2019 г.
29 апреля 2005 г.

Франк Нингуйзен | Süddeutsche Zeitung

Офсайд на Ближнем Востоке

В Израиле не много мест, где бы российскому президенту Владимиру Путину были бы гарантированы аплодисменты. "Путин-бар" в этом смысле особенный: маленьких русский микрокосмос в Иерусалиме, паб, где стаканы наполняет чистая водка, а стены украшены фотографиями кремлевского хозяина.

Израиль традиционно является нелегкой темой для главы российского государства. Поэтому с большими надеждами он пошел на тур по Египту, Израилю и палестинским территориям, чтобы укрепить роль России на Ближнем Востоке.

Тот, кто докажет свой вес и влияние здесь, может чувствовать себя актером мирового уровня. Россия не раз выказывала такое желание. Однако если судить по результату, то ближневосточная миссия Путина провалилась.

С одной стороны, президент допустил ошибки, однако они не идут в сравнение с принципиальными слабостями российской внешней политики. Уже в Египте Путин совершил первую ошибку, предложив созвать в Москве международную конференцию по Ближнему Востоку.

Без сомнения, Россия, наряду с США, ЕС и ООН является равноправным партером в так называемом "ближневосточном квартете". Однако предложение Путина слишком наивно: после празднований по случаю 60-й годовщины окончания войны, на которые 9 мая в Москву приезжает весь мир, Россия, устроив у себя конференцию, хочет еще и выступать с инициативами в этом многолетнем конфликте.

Это бы символически подкрепило ее державные амбиции - только вот совершенно очевидно, что ни Израиль, ни Вашингтон не могли принять этот план.

Соединенные Штаты после долгого воздержания снова взяли инициативу на Ближнем Востоке в свои руки, а "Дорожная карта" предусматривает созыв конференции лишь после разоружения и роспуска палестинских террористических групп.

То есть напрашивается подозрение, что Россия на Ближнем Востоке хочет стать противовесом США.

Путин с подозрением наблюдает, как США упорно пробуют себя в роли мирового экспортера демократии, распространив усилия на Среднюю Азию - исконную зону российских интересов, разумеется, на Ирак, а теперь и на Египет с Палестиной.

Россия мало что может противопоставить всему этому. Более того, она стоит перед сложной дилеммой.

Если Путин хочет взять на себя роль посредника в израильско-палестинском конфликте, ему нужно доверие израильского правительства. Однако его он не имеет, и быстро такое доверие не появится.

Ведь Россия давно является заложником собственной внешней политики. Желанную роль державы страна сможет вернуть себе в одном случае - если скорректирует свою однобокую внешнеэкономическую политику. Ведь Россия по-прежнему живет за счет высоких цен на нефть и огромных сумм, которые поступают в Москву от экспорта вооружений и ядерных технологий.

Важные покупатели - Китай и Индия, на Ближнем и Среднем Востоке - Сирия и Иран. Без сделок с этими режимами огромная российская оборонная машина застопорится, а местные лоббисты, наверное, попробуют восстать.

Односторонняя "экономизация" российской внешней политики сокращает Путину политическое поле для действий. Хотя в Израиле он говорит, что отказывается от поставок Сирии ракет большой дальности, однако защищает продажу зенитных ракет. Хотя Путин призывает Тегеран пустить международных инспекторов, однако оправдывает ядерную сделку с режимом аятолл.

Пока эти государства, на которые Израиль, США и ЕС смотрят с недоверием, будут гарантом для валютных поступлений в российскую казну, вес Путина на Ближнем Востоке останется ограниченным.

Как раз в случае с Ираном Кремлю будет трудно дистанцироваться. Тегеран - это не только важный партнер в энергетической политике, он также в последние годы оставался в стороне от конфликтов у южных границ России и отказывался от религиозной радикализации этнических конфликтов. Поэтому Иран остается важным партнером.

В отличие от США, у которых есть деньги, власть и сознание особой миссии, России притягательности не хватает. Ближний Восток тут является лишь одним из примеров. На практике, кроме Сирии и Ирана, никто не ориентирован на Россию, Израиль уж точно, да и палестинцы не ориентированы. Успех президента Махмуда Аббаса, пусть и дружественного Москве, сильно зависит от ближневосточного курса американцев.

Так что пока Россия остается средней державой, имеющей довольно много ядерного оружия и право вето в Совете Безопасности ООН. Путь в первый ряд мировой политики долог - условиями являются надежное демократическое правовое государство и привлекательное экономическое пространство. Лишь когда страна действительно встанет на ноги, она снова приобретет международное влияние - несомненно, и на Ближнем Востоке.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru