Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
29 августа 2014 г.

Маша Гессен | The New York Times

Еще один "индекс Биг-Мака"

В 1991 году первый московский "Макдональдс" был уникальным местом, пишет в The International New York Times журналистка Маша Гессен. "Это было общественное место с вежливым персоналом, где рядовые люди могли вести личный разговор и питаться по сходным ценам", - поясняет автор. По ее словам, в других местах либо цены были непомерные, либо ощущения унизительные. "В тоталитарном государстве не было и не могло существовать публичной сферы", - пишет она.

Позднее Москва наполнилась кафе, кофейнями, ресторанами и клубами, а "Макдональдс" уподобился другим точкам этой сети в других странах.

Когда же Роспотребнадзор объявил, что закроет несколько "Макдональдсов", символическое значение этой сети в России восстановилось, считает Гессен.

Четверть века назад открытие "Макдональдса" в Москве означало, что Россия демонтирует барьеры, отделяющие ее от Запада, а также прекращается вражда с США. А теперь процесс пошел вспять, считает автор.

"Как и многие из недавних шагов российского правительства, этот шаг абсолютно логичен (если принять логику войны России с Западом) и совершенно абсурден, так как пострадают, по большей части, владельцы и клиенты ресторанов, а это преимущественно россияне", - пишет автор, отмечая, что поставщики "Макдональдса" - почти исключительно российские компании.

"Для националистического большинства первый "Макдональдс" на Пушкинской площади символизировал то, что Россия открылась Западу", - пишет автор. Эти люди нетерпеливо ждали, что эта открытость исчезнет. Но для космополитического меньшинства он символизировал открытость российского государства собственным гражданам. "А она заканчивается слишком рано", - заключает Гессен.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru