Архив
Поиск
Press digest
24 апреля 2019 г.
29 марта 2005 г.

Эрин Арведланд | The New York Times

Адвокат ЮКОСа - "заложница" властей

Милиция явилась в пять утра, разбудив двух маленьких детей, и увела Светлану Бахмину на допрос. После допроса, длившегося до позднего вечера, она потеряла сознание, и ее увезли в тюремный госпиталь.

На следующий день ее арестовали по обвинению в соучастии в хищениях ЮКОСа, где она работала начальником правового управления, и продолжили допросы. С тех пор она находится в камере с тремя другими женщинами. В этом месяце ей отказали в освобождении под залог, и ее задержание было продлено до 2 мая.

Светлана Бахмина, 35 лет, обвиняется в том, что она содействовала злополучной российской нефтяной компании ЮКОС в уклонении от налогов и в мошенничестве. Однако в международном юридическом сообществе многие считают, что она оказалась мишенью просто потому, что работала на ЮКОС и на основателя компании Михаила Ходорковского. Судебное разбирательство по делу Ходорковского, длящееся вот уже девять месяцев, в понедельник подошло к завершающей стадии, когда обвинители подытожили свои претензии к нему.

Правительство в декабре выставило с аукциона самый крупный актив компании в счет уплаты долгов по налогам на сумму 28 млрд долларов. Это было частью кампании против ЮКОСа и Михаила Ходорковского, которая охватывает куда большие цели, чем казалось первоначально.

Критики говорят, что власти взяли Бахмину "в заложники" - она сидит в тюрьме вместо своего бывшего босса Дмитрия Гололобова, главного юриста ЮКОСа, уехавшего в прошлом году в Великобританию.

Бахмина и ее начальник оказались жертвами судебного преследования, потому что в России на адвокатов компаний не распространяется право не разглашать информацию, полученную от клиентов, говорит Андрей Яковлев, партнер юридической фирмы Dewey Ballantine, специализирующийся по российскому праву. Он не имеет отношения к делу ЮКОСа.

"Именно поэтому прокуратура задержала ее, и, видимо, по этой же причине ее начальник уехал в Лондон", - говорит Яковлев.

Пресс-секретарь прокуратуры сказал, что дело Бахминой ведется в соответствии с российским законодательством.

Бахмина - из числа российских адвокатов, которые сами оказались жертвами судебного преследования; их количество все растет.

В стране, где суд часто симпатизирует стороне обвинения, адвокаты защиты в деле ЮКОСа подвергаются усиленному давлению как в зале суда, так и за его пределами.

Если оставить в стороне конкретные обстоятельства дел, некоторые методы прокуратуры, в том числе обращение с Бахминой, вызывают тревогу. Обвинение против нее было выдвинуто только после того, как ее начальник скрылся.

"Эта практика захвата заложников в России достаточно прочно закрепилась", - заявляет представитель ПАСЕ Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер в своем докладе по делу ЮКОСа, подготовленном после поездки в Москву с целью расследования обстоятельств дела.

В других странах прокуроры могут оказывать давление на свидетелей и расставлять сети в крупных делах о корпоративном мошенничестве, как в деле Enron и WorldCom в США. "Но в России тактика намного более грубая, - говорит Яковлев. - Об этом свидетельствует случай с Бахминой. Не было никакой необходимости сажать ее в тюрьму".

Подобные опасения разделяют многие адвокаты за пределами России. Некоторые профессиональные объединения юристов направили президенту России Владимиру Путину и генпрокурору РФ письма с требованиями освободить Бахмину из-под стражи и поместить ее под домашний арест.

В этом месяце был создан сайт Бахминой, и лондонская юридическая фирма Corker Binning Solicitors, представляющая ее интересы за пределами России, началa кампанию в ее поддержку. Эллен Цайглер, адвокат Corker Binning, отказалась отвечать, кто финансирует эту кампанию.

Возможно, российская прокуратура взялась за юридический отдел ЮКОСа, потому что адвокатов этой компании просили визировать документы, связанные с налоговыми прикрытиями, относительно которых ведется расследование.

На данный момент 22 представителя ЮКОСа - основные акционеры, руководители высшего звена, консультанты и бухгалтеры либо покинули страну и противостоят требованиям России об экстрадиции, либо были арестованы в России и находятся в тюрьме или под домашним арестом.

По некоторым оценкам, от 200 до 300 человек, связанных с компанией, неоднократно подвергались допросам или задерживались милицией, им предъявляли обвинения, которые затем снимались, и их отпускали.

У некоторых адвокатов заключенного миллиардера возникли свои проблемы. Офис личного адвоката Михаила Ходорковского Антона Дреля был подвергнут обыску на ранних стадиях расследования.

Юрий Шмидт, входящий в команду защиты Ходорковского председатель организации "Адвокаты за права человека", говорит: "В некоторых аспектах это слушание очень напоминает показательные суды советского времени".

Тем временем пресс-секретарь прокуратуры не дает ответа, когда закончится следствие по делу Бахминой.

Российский адвокат Бахминой Ольга Козырева продолжает подавать ходатайства с просьбой предоставить ее клиенту возможность говорить с детьми по телефону. Муж Бахминой сказал им, что мама в командировке, говорит Козырева, и, хотя у нее есть законное право на свидания, "она не хочет, чтобы дети видели ее в тюрьме".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru