Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 апреля 2007 г.

Эндрю Хаммонд | The Washington Post

"Кремленология" в саудовском варианте: кто за кем в очереди на трон?

В приложении к Советской России это называлось "кремленологией". То было изощренное, но в конечном итоге бесполезное искусство анализа мельчайших признаков и намеков - попытка угадать, что происходит за плотной завесой секретности в государственном аппарате, где задают тон дряхлеющие мужчины в пиджаках и галстуках, пришедшие к власти именно благодаря скрытности.

В приложении к Саудовской Аравии просто замените пиджаки и галстуки на белые одеяния - а в остальном картина та же.

Интерпретация миллиметровых подвижек на политической карте закрытого государственного аппарата Саудовской Аравии - излюбленное развлечение журналистов, дипломатов и бизнесменов, а также амбициозных саудовцев, рассчитывающих на должности в правительственных органах.

В последнее время над гипотетическими барханами этой карты пронесся свежий ветерок: появились признаки, что принц Салман бен Абдель-Азиз, губернатор Эр-Рияда и единокровный брат короля Абдаллы, стремится стать вторым по очередности престолонаследником.

Учтите, что в этой стране слухи могут получить подтверждение - или опровержение - на практике лишь спустя много лет: ведь Саудовская Аравия является абсолютной монархией, где правят 70-80-летние принцы из клана саудитов, а ни парламента, ни политических партий не существует.

Много лет поговаривали, что король Фахд при смерти, но скончался он лишь в 2005 году.

"Эта "кремленология по-саудовски" - популярный способ скоротать время. Чуть ли не всякий может высказать обоснованное предположение или распространить среди собеседников новые слухи, - заметил не без сарказма один из западных дипломатов. - Но, по большому счету, все это пустая трата сил".

Вот вам свежий пример: журналисты строили массу теорий из-за ожидающейся "перетасовки" кабинета министров в марте: пророчили, что министр иностранных дел (принц Сауд аль-Фейсал) и министр нефтяной промышленности Али аль-Наими будут отправлены в отставку.

Но пробил час "перетасовки" - и что же? Мало того, что аль-Фейсал и аль-Наими удержались на своих постах, но и полномочия всего кабинета были просто подтверждены - по-видимому, еще на четыре года. Ни малейших изменений не произошло.

Этот инцидент подчеркивает глубоко консервативный характер политической культуры в Саудовской Аравии, где могущественный религиозный истеблишмент и громогласная либеральная элита борются за влияние на молодежь - а молодежи в стране становится все больше.

"В нашей стране процесс принятия решений всегда был исключительно делом узкого круга лиц, - написал в апреле Ахмед аль-Омран в своем популярном блоге (http://www.saudijeans.blogspot.com/). - История почти не знает случаев участия обычных людей в политической жизни".

Престолонаследник, назначенный Абдаллой, - принц Султан.

Король Абдалла, родившийся, по некоторым сведениям, в 1924 году - уже пятый из сыновей основателя государства Абдель Азиза бин Сауда, которые возглавляют эту страну пустынь на Аравийском полуострове. Саудовская Аравия имеет огромный политический и экономический вес во всем мире как место, где находятся главные святыни ислама, а также как крупнейший экспортер нефти.

Абдалла назначил своим наследником принца Султана, родившегося, вероятно, в 1926 году. Но в октябре прошлого года Абдалла принял меры для того, чтобы принцы более молодого поколения и другие члены "ближнего круга" королевской семьи пришли к согласию относительно кандидатуры наследника принца Султана. Абдалла создал новую комиссию по наследованию.

В Саудовской Аравии нет четких правил, определяющих порядок наследования трона. Как говорят аналитики, кандидаты должны проводить нечто вроде негласных предвыборных кампаний, стараясь завоевать поддержку как отдельных лиц, так и широкой общественности, доказав, что достойны возглавлять клан, который правит названной в его честь страной.

Некоторые деятели, играющие заметную роль в общественной жизни, уже выделяются из общего ряда. Это, в частности, министр внутренних дел принц Найеф и представители более молодого поколения принцев: предприниматель-миллиардер принц Альвалид бин Талал, а также сыновья принца Султана: принц Бандар (ответственный за саудовскую "челночную дипломатию" в регионе) и принц Халед (командующий вооруженными силами).

Некоторые из опытных европейских дипломатов решительно указывают на другого кандидата.

"Серьезный кандидат только один - Салман, - заметил один из них. - Это очень способный человек, он говорит без бумажки и умеет подбирать выражения, которые будет приятно слышать либерально настроенному Западу. Работать в правительстве ему нравится. Я полностью уверен, что Салман станет королем".

Молод душой

Принцу Салману 71 год, что для саудовской геронтократии - еще не возраст. Известно, что здоровье у него крепкое. Он также родной брат наследного принца, что, возможно, укрепляет его шансы.

Семья Салмана издает в Лондоне панарабскую газету "Asharq al-Awsat", в Саудовской Аравии - англоязычное издание "Arab News", финансовую газету "al-Eqtisadiah" и целый ряд журналов. В течение прошедшего года деятельность принца активно освещалась прессой.

С 1962 года Салман является губернатором Эр-Рияда. В прошлом году он возглавлял делегацию, посетившую Россию с официальным визитом, а в апреле этого года часто фигурировал в прессе бок о бок с королем и наследным принцем, так как все они являются авторами и инициаторами плана развития столицы.

"Салман - практически "председатель совета директоров" королевской семьи. Он распоряжается ее финансами. Кроме того, у него фантастическая, отличная репутация как среди консерваторов, так и среди либералов", - говорит Рошди Йонси, аналитик по вопросам Ближнего Востока и Африки из Eurasia Group.

Но на теоретизирование об этой стороне "кремлtнологии саудовского типа" в прессе наложено табу.

После диссидентских споров последних лет, в ходе которых оспаривалась верховная власть клана саудитов, деловая, политическая и интеллектуальная элита пришли к единому мнению, что главное - не личности, а политический курс.

"Для многих саудовцев все решает то, что они видят вокруг себя, на местах. Им неважно, кто изображен на портрете короля, - поясняет Сулейман аль-Хаттлан, издатель журнала "Forbes Arabia" (местной версии журнала "Форбс"). - Люди слышат и читают в прессе о том, что бюджет у нас колоссальный. В стране уйма денег. Пора показать людям на местах, что реформы действительно идут".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru