Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 августа 2004 г.

Йенс Хартманн | Welt am Sonntag

Война все еще ближе, чем мир

Кремль заставляет Чечню выбирать нового президента. Страну охватил террор

Танк на полуденном солнце отбрасывает резкую тень. Из люка выглядывает голова молодого любопытного солдата, подстриженного наголо. На броне сидят два его товарища с автоматами Калашникова через плечо. Солдаты охраняют избирательный участок. "Закон и порядок - сила народа. Голосуйте за Алу Алханова", - написал кто-то краской из баллончика на ярко-желтой стене.

Добро пожаловать в Грозный. Разрушенная столица Чечни готовится в воскресенье к выборам нового президента. Свежеотлитые бетонные блоки призваны укрепить уличные заграждения. Все военные в бронежилетах. Неделю назад в перестрелке здесь было убито более ста человек.

Это абсурдные выборы, победитель которых давно известен. Избирательная комиссия не допустила к участию в них нежелательных кандидатов. Итак, Алханов - единственный, кто имеет шанс победить. 47-летний генерал милиции - фаворит российского президента Владимира Путина. Ему помогает 28-летний Рамзан Кадыров. Сын убитого президента возглавляет собственную армию, насчитывающую от тысячи до полутора тысяч человек.

Сегодня правом голоса обладают 585 тысяч чеченцев. Однако даже избирательные списки изобилуют ошибками. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) считает, что здесь не соблюдены даже минимальные стандарты, и поэтому она отказалась прислать на выборы своих наблюдателей.

Государственная служба - это для тех, кто презирает смерть. Первый президент Чечни погиб в результате прицельного попадания ракеты. Второго взорвали российские спецслужбы. Третий ушел в подполье. Во время парада 9 мая от взрыва под трибуной грозненского стадиона погиб четвертый, Ахмад Кадыров.

Пять лет назад началась вторая чеченская война. Она принесла популярность тогдашнему премьеру Путину. Став президентом, Путин с удовольствием избавился бы от войны. Однако война продолжается.

По данным официальной Москвы в Чечне с осени 1999 года погибло почти 5400 российских военных. Примерно 15 тысяч получили ранения. Правозащитная организация "Мемориал" исходит из того, что за это время убито до 24 тысяч мирных жителей. В результате терактов вне Чечни, которые приписываются мятежникам, жертвой пало около тысячи человек. Последние 90 погибли во вторник, когда в течение одной минуты было взорвано два российских реактивных пассажирских самолета.

На борту самолетов были две чеченки, Джебирханова и Аманта Нагаева. Их тела были повреждены гораздо сильнее, чем тела других пассажиров. Это позволяет предположить, что они находились в эпицентрах взрывов. Кроме того, на обломках самолетов эксперты обнаружили следы взрывчатого вещества.

Теперь ФСБ изучает данные из адресных столов Чечни и допрашивает подозреваемых. Головоломная задача. Поскольку никто из родственников не наводит справки о погибших женщинах - из страха самим оказаться на заметке у ФСБ.

"Нагаева родилась в Веденском районе, - говорит один из следователей. - Она была молодой и не состояла в браке. Позже она переехала в Грозный. О Джебирхановой мы пока еще ничего не знаем".

Ведено - это родина Шамиля Басаева, врага номер один российского государства. 39-летнему Басаеву подчиняется, в частности, так называемый полк "черных вдов". Это женщины, которые потеряли на войне мужей или братьев или которых изнасиловали российские солдаты. В соответствии с чеченским кодексом чести им терять больше нечего.

Басаев делает из них "живые бомбы". "Каждый чеченец должен быть самолетом, должен быть бомбой", - проповедует он на основе идеологии ваххабизма - экстремистской формы ислама, которая превозносит мученическую смерть.

В Грозном тоже немало людей, которым больше нечего терять. Столица превращена в руины, как Дрезден после бомбардировок 1945 года. Правда, в эти руины снова провели свет и газ. Комендантский час отменен, и на базаре идет оживленная торговля. Однако почти все дома разрушены. Безработица составляет примерно 80%. Многие живут в ожидании компенсации в размере 9500 евро за когда-то разрушенный дом. Однако чиновники в качестве взятки удерживают с этой суммы от 30 до 50%.

С начала этого года российское командование зафиксировало здесь 543 теракта. Русских здесь не любят за то, что они хватают мирных граждан. В этом году пропало 200 человек.

"Это чувство бессилия, - описывает ощущения своего поколения 21-летний Муса, который учится в Грозном на нефтяника. - Они могут арестовать тебя, пытать, убить, ты отдан им на растерзание. Никакой закон тебе не поможет". Уже 13 лет он знает только войну и анархию. Мечты о будущем? "Возможно, начну работать в большой нефтяной компании в Сибири. Здесь у меня нет никаких перспектив".

Война в Чечне - это еще и большие деньги. Из средств, выделенных на восстановление республики, исчезли 2 млрд долларов. На хищениях, оружии и нефти в Чечне можно хорошо заработать. Деньги и ненависть поддерживают войну.

Источник: Welt am Sonntag


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru