Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 января 2015 г.

Маша Гессен | The Washington Post

Пресса обескуражена многочисленными ограничениями, введенными в связи с делом Царнаева

Бостонские журналисты обескуражены поведением Окружного суда США в Бостоне, пишет на страницах The Washington Post журналистка Маша Гессен, которая по заданию газеты будет освещать процесс над Джохаром Царнаевым.

В федеральном суде США в принципе запрещено делать аудио- и видеозаписи, а также фотографировать, раздобыть стенограмму довольно сложно, отмечает автор. "Но местные судебные обозреватели говорят, что никогда не сталкивались с такими ограничениями, какие ввел судья Джордж О'Тул в деле Джохара Царнаева, подозреваемого во взрывах на Бостонском марафоне. Подавляющая часть материалов дела засекречена, в том числе как минимум одно ходатайство защиты, из которого Boston Globe сделала пространные выдержки до того, как на прошлой неделе судья его засекретил. Журналистам не разрешено видеть или слышать многие обсуждения в зале суда, которые традиционно бывают публичными", - говорится в статье.

Процесс вступил в стадию допроса кандидатов в присяжные. В среду Boston Globe попросила предоставить доступ к некоторым просьбам об отводе присяжных, поданным юристами обеих сторон, а также к решениям судьи по этим вопросам. "Если очевидно, что присяжный твердо намерен голосовать за смертную казнь или, наоборот, четко настроен против смертной казни, стороны могут тут же договориться, что этот человек не может серьезно участвовать в фазе процесса, где будет решаться вопрос о каре", - поясняет Гессен.

На данный момент суд допросил 98 человек. "Как представляется, большинство из них не может быть присяжными, так как они имеют категоричное мнение о виновности Царнаева или о смертной казни", - пишет автор.

Судья О'Тул сказал, что не хочет открыто сообщать кандидатам в присяжные об их отводе, так как не желает "обучать" других кандидатов, как увильнуть от обязанностей присяжного по этому делу. "Возможно, это одна из причин, по которым он закрыл доступ журналистам на дневные обсуждения, но этого своего решения он не объяснил. Также он не объяснил, почему решено не впускать журналистов в сам зал суда", - говорится в статье.

Таких ограничений в этом суде не было даже на прошлогоднем суде над гангстером Уайти Балгером.

В итоге удалось договориться, чтобы в зал суда допустили трех журналистов. Время, на которое в суде отключают микрофоны, тоже понемногу сокращается, и журналистам удается услышать чуть больше. "Но никому не удалось расслышать разговоры Царнаева с общественным защитником Мириам Конрад, сидящей справа от него", - замечает автор.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru