Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 июля 2004 г.

Серж Дюмон | Le Temps

"Первые пять лет в Израиле - самые трудные, но потом будет еще хуже"

"У вас не найдется стакана холодной воды?" Тепло встреченные на посадочной полосе тель-авивского международного аэропорта Ариэлем Шароном, израильским министром абсорбции Ципи Ливни, лидером оппозиции Шимоном Пересом и высокопоставленными чиновниками Еврейского агентства, 200 евреев из Франции прибыли в среду в Израиль, чтобы начать там новую жизнь. Некоторые поступят в три крупнейших университета страны; другие будут направлены в "мерказ клита" (центры абсорбции), где выучат язык и познакомятся с местным образом жизни.

Утомленная 14-часовым путешествием и прохождением всевозможных формальностей, Одетта Рояни, дама средних лет, не выражала особой радости: "Мне потребовалось три года, чтобы подготовиться к совершению алии ("восхождению" в Израиль. - Le Temps), но я даже не представляла себе, каким испытанием будет для меня этот день", - признается она. "Очень мило, что пришли Шарон, Перес и другие, но я очень устала и хочу пить. Посмотрите на нашу группу: нам хочется побыстрее покончить с этой бумажной волокитой и узнать, где мы будем спать сегодня. А речи можно приберечь на другой день".

По данным Еврейского агентства, за первую половину 2004 года число французских граждан, переселяющихся в Израиль, увеличилось на 26%. Впрочем, масштабы эмиграции остаются незначительными (от 2-2,5 тыс. человек в год). К тому же израильская администрация отказывается обнародовать данные о том, сколько разочаровавшихся уезжают обратно, так и не сумев интегрироваться в общество, от которого подарков им ждать не приходится.

42-летний Яков Тюиль, отец двух детей, уверяет, что "приехал навсегда". "Я верю в Бога и питаю особую тягу к этой земле, хотя и знаю, что мой уровень жизни снизится по сравнению с тем, который я имел во Франции". "Конечно, франко-израильские отношения переживают не лучшие времена, но моя "алия" не связана ни с недавними антисемитскими акциями на окраине Парижа, ни с призывом, с которым 18 июля Шарон обратился к французским евреям. Решение поселиться здесь было принято мной не в одночасье. Я долго готовился к тому, чтобы моя семья и я сам получили возможность полнокровно жить своей религиозной жизнью на земле, данной нам Богом. И уже ничто не могло убедить нас отказаться от отъезда. Даже теракты смертников и угроза новой войны".

В большинстве своем эмигранты, давно живущие в еврейском государстве, шутят по поводу предпринятой ими авантюры. Они говорят: "первые пять лет в Израиле - самые трудные, но потом будет еще хуже". Есть и наивные люди, но большинство французов, прибывших в среду, говорят, что "готовы к трудному периоду". Большинство эмигрантов - а нередко это сефарды (выходцы из Магриба и стран Средиземноморья) и члены многодетных семей - люди небогатые. А потому у них нет права на ошибку. "На что я буду жить, когда моя "абсорбционная корзина" (сумма, предоставляемая эмигранту в зависимости от его происхождения и гражданского состояния. - Le Temps) истощится? Честно говоря, не знаю, потому что мои родители сами с трудом прожили здесь месяц и не смогут мне помочь", - признает 28-летний Йоси. И добавляет: "Мне нужно будет как можно быстрее найти работу, и я готов согласиться на любую. Главное - это зацепиться. Париж мне не подходил, и я решил, что не вернусь туда никогда. Я выдержу".

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru