Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
30 сентября 2003 г.

Манфред Квиринг | Die Welt

"Мой голос ничего не решает"

Чечня выбирает нового президента, однако в действительности нет никакого выбора: Кремль расчищает путь для своего кандидата Кадырова

Когда оказываешься на площади перед мэрией в Грозном, кажется, будто ты попал на другую планету. Посреди унылых руин, поросших сорной травой, выделяется ухоженный пятачок с асфальтом и клумбой. Громко звучит рок-музыка: три гитариста рвут струны, пытаясь исполнить Smoke on the Water группы Deep Purples. На музыкантах - черные футболки с портретом Ахмада Кадырова, главы назначенной Москвой администрации. Теперь Кадыров нацелился еще и на президентское кресло. Человек 200-300, в основном молодых, внимают звукам, исходящим от неподвижного лица. В таком странном месте, пожалуй, еще ни разу не исполнялась Smoke on the Water.

Блокпосты перекрывают площадь со всех сторон, странные бородатые личности с автоматами - гвардия телохранителей Кадырова - осуществляют их охрану. На них с плаката смотрят пожимающие друг другу руки Кадыров и глава Кремля Владимир Путин. Ниже - лозунг: "Чистые намерения, сильная власть". С крыш близлежащих полуразрушенных зданий за каждым движением следят снайперы.

Даже в светлый день промосковская администрация чеченской столицы боится нападения мятежников, число которых российские спецслужбы оценивают в одну-три тысячи человек. Кампания по выборам президента Чечни, которые состоятся в следующее воскресенье, проходит под дулами автоматов. После жестоких терактов прошлых месяцев, совершенных смертниками и унесших жизни более ста человек, когда, в частности, было разрушено правительственное здание в Грозном, чеченское руководство, назначенное Москвой, окопалось, как в крепости.

Дорога к комплексу административных зданий, которые частично еще строятся, пролегает через территорию разрушенного завода. Сохранившиеся стены прикрыты огромными металлическими листами. Ржавые ворота открываются только после тщательной проверки документов. Стоящий за ними броневик отъезжает в сторону, и автобус, подпрыгивая на неровной дороге, движется мимо разрушенных зданий к резиденции главы правительства Анатолия Попова.

Попов настроен оптимистично. Он похваляется якобы достигнутыми успехами в строительстве чеченской столице, нормализацией жизни. Удивительно уже то, как мало следов осталось от выделенных и полученных средств, а в этом году сумма составила 20 млрд рублей. Заметить освоенные средства в этом городе практически невозможно.

В округе возвышаются лишь два явно новых жилых дома. Но близко к ним подойти невозможно, как и к новому рынку. И здесь вездесущая, хорошо вооруженная русская охрана в бронежилетах. Рынок еще не открыт, и, кроме того, это слишком опасно. Военные незадолго до выборов стали слишком нервными.

Премьер Попов, которому наверняка известно, как весной манипулировали результатами референдума по конституции, со смесью цинизма и демагогии пытается нарисовать картину "самых честных выборов, которые когда-либо проходили в России".

События в преддверье выборов позволяют понять, как все будет происходить. Хладнокровно убирались все возможные преграды на пути поддерживаемого Москвой кандидата Ахмада Кадырова. Два его серьезных конкурента в борьбе за власть в разрушенном Грозном - Гусейн Джабраилов и Асламбек Аслаханов - были сняты с дистанции Кремлем. Третий - Малик Сайдуллаев - потерпел поражение от Верховного суда Чечни, лояльность которого в отношении нынешнего правителя Кадырова бесспорна.

Министр печати Гантамиров тоже своевременно слетел со своего кресла, так как он и контролируемый им телевизионный канал поддерживал не того кандидата, а именно - Сайдуллаева. Его преемником на этом посту стал человек, одновременно возглавляющий предвыборную кампанию Кадырова. Здесь тоже нет никаких проблем. "Я в отпуске", - говорит, ухмыляясь, Таус Джабраилов. Его нельзя застать в министерстве, текущие дела ведет его заместитель. "Я не имею влияния на СМИ", - искренне уверяет он. Зато Таус Джабраилов за четыре недели до выборов точно знает, как они пройдут. "Мы ожидаем, что в первом туре за Кадырова будет подано от 55 до 60% голосов".

Ввиду всех этих обстоятельств вряд ли кто-то в Грозном сомневается в победе Кадырова. Вот только никак не установится ожидаемый порядок. Не только та часть населения, которая поддерживает мятежников, осталась без своего кандидата. Даже те чеченцы, которые надеялись на улучшение жизни после референдума, потихоньку начинали обретать веру в будущее и были готовы проголосовать за "московского" земляка, снова почувствовали себя обманутыми.

"Я не пойду на выборы", - возмущается Аса, 43-летняя чеченка, которая только что вернулась из лагеря беженцев в Ингушетии. Она и еще семь человек занимают однокомнатную квартиру с кухней и ванной в доме, отданном беженцам. Она счастлива: "Наконец не в палатке!" Но на президентских выборах она уже поставила крест. "Это решенное дело - победит Кадыров. Я бы голосовала за Малика Сайдуллаева, он очень помогал нам в лагерях, - говорит Аса под согласное бормотанье своих соседей. - Хотя мой голос ничего не решает". Пожилой мужчина подхватывает: "Иди на выборы, покажи, что у тебя есть голова на плечах!" Но уже на следующий день у нее отобрали право поддержать того, кого она хотела: Сайдуллаева вычеркнули из списка кандидатов под предлогом фальсификации подписей.

Однако самая обсуждаемая тема в домах вернувшихся беженцев - это страх. Кто бы ни стал президентом, чеченцы ждут от него гарантий безопасности. "Я каждый раз, выходя из дома, не знаю, вернусь ли обратно", - говорит 23-летний Адам Мусаев, студент Института нефти. Страх подвергнуться на улице нападению российских военных распространен прежде всего среди молодого поколения, на которое падает основное подозрение в связях с мятежниками. Каждый житель Грозного может рассказать об "исчезнувших" родственниках или соседях. От будущего президента Адам ждет, что он будет разговаривать и с "боевиками", как здесь называют мятежников. "Они повсюду, у них большое влияние. Нужно говорить с ними, иначе мира не будет", - считает он.

Однако это не российские методы. Активно происходит "чеченизация" конфликта. Кадырову и его людям в будущем придется чаще вступать в бой с мятежниками, тогда как российские военные будут в основном оставаться в казармах. Любимец Москвы Кадыров, который во время первой чеченской войны еще выступал на другой стороне, получил разрешение на расширение своей лейб-гвардии. В ней официально состоит 68 бойцов, но, по сведениям Московской Хельсинской группы, - от полутора до трех тысяч человек. Из-за их жестокости этих людей боятся больше, чем мятежников и российских военных.

Все больше чеченцев, прельщенных высокой заработной платой, идут служить в милицию. Чтобы гарантировать себе их лояльность, Кадыров назначил командиром ОМОНа своего бывшего главного телохранителя Руслана Алханова. К тому же туда было откомандировано немало бойцов из лейб-гвардии Кадырова. Они с гордостью носят футболки, на которых изображен Кадыров с недоверчивым выражением на лице. И под его портретом надпись: "Аллах определяет будущее".

Зарплата омоновцев составляет 25-30 тысяч рублей. Именно это, как сказал один из чеченских милиционеров, и определило его выбор. Но он здесь чувствует себя не в своей тарелке. Ведь "часть населения смотрит на нас как на предателей".

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru