Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 сентября 2004 г.

Исмена Браун | The Telegraph

Танец живота - это новый "Риверданс"

Свенгали Майлз Коупланд привез в Британию танец живота и рассказывает, зачем он наводит мосты между Востоком и Западом и как заработает на этом миллионы.

В своей автобиографии Стинг называет Майлза Коупланда "наш менеджер Свенгали, наставник и агент-провокатор". Старший сын руководителя ЦРУ, Коупланд "устрашающ, умен, упрям и бесконечно серьезен", пишет человек, ставший в его руках поп-звездой.

Коупланд руководил группой Стинга Police (он был братом барабанщика) и самим Стингом. До этого он был на гребне волны нового британского прогрессивного рока 1970-х годов, а затем - панк-рока. Он организовал дебют в Британии Sex Pistols, Clash и Blondie, сделал Джулза Холланда телезвездой, был продюсером фильма "Том и Вив", а теперь владеет шато XIV века, где отдыхают такие люди, как Шер и Джон Бон Джови.

Ситуация кажется мне странной. Мы с этим могущественным человеком сидим бок о бок на бетонных ступеньках у служебного входа в маленький театр в Барселоне, а на сцене идет представление с танцем живота.

С копной светлых волос и синими, как лед, глазами Коупланд похож на Энди Уорхола. Но если Стинг прав, мы должны относиться к Коупланду серьезно, поскольку он утверждает, что открыл новый риверданс, и это - танец живота.

"Риверданс" звучал семь минут на песенном конкурсе "Евровидение" в Дублине. Профессиональные ирландские танцоры не участвовали, но любительское исполнение было, и разумное дополнение к другим танцевальным формам превратило его в долларовое чудо.

Могут ли "Звезды танца живота" и Desert Roses делать одно и то же? Коупланд считает, что могут. Танец живота был одной из первых идей для клипа на сингл Стинга Desert Roses 1999 года, но, когда Коупланд организовал конкурс танца живота с призовым фондом в 1 тыс. долларов, чтобы пропагандировать еще одно свое увлечение, британскую группу Ojami's Bellydance Breakbeats, от нее отказались.

"Собралось 80 девушек со всей Америки, и, глядя на этих девушек, я думал: "Это здорово. А эти три девушки просто изумительны".

Эти три девушки, Соня, Ансуйя и Амар Гамал сегодня являются звездами шоу, созданного Коупландом больше года назад, и скоро оно дебютирует в лондонском театре Блумсбери.

Несмотря на имена, они, как ни странно, американки, девушек арабского происхождения среди них нет. Они, в основном, из Лос-Анджелеса и Сан-Франциско, которые могут претендовать на звание мировых центров танца живота, поскольку Каир сдался под давлением консерваторов.

"Этот конкурс, - рассказывает Коупланд, - разрушил мое представление о том, что танец живота это то, что я видел в ресторанах. Когда я смотрел на Соню, Ансуйю и Амар, меня не покидала мысль: вот, я смотрю, как танцует очень красивая девушка, и мне не хочется с ней спать. Я просто думаю, какая красивая девушка. Это было потрясением, потому что в большинстве случаев, когда женщина исполняет танец живота, ты думаешь, а какова она в постели".

Пропаганда его новой страсти занимает у Коупланда 80% времени. Я не вполне верю ему, когда он говорит, что "Звезды танца живота" могут заработать больше миллионов, чем даже Police. Но, подчеркивает он, большие деньги приносит не музыка, а образ жизни.

Штука в том, что интерес к танцу живота становится в Америке "образом жизни": миллионы женщин с избыточным весом выбирают его как упражнение, к тому же увеличивающее их сексуальную уверенность. Коммерческий потенциал этого скромного шоу и возможности его глобального клонирования, считает Коупланд, заслуживают внимания "человека с моими доходами".

"Со Стингом, - говорит он, - я зарабатывал миллионы долларов, так что пока это не идет ни в какое сравнение. Но я считаю это новым "Ривердансом", поскольку он может кормить танцовщиц и мою компанию".

Есть и еще кое-что, и это самое интересное по поводу неожиданного увлечения Коупланда. Сейчас ему 60 лет, он вырос на Ближнем Востоке, знает арабский язык и является одним из консультантов Пентагона по культурным связям с арабским миром. Когда предполагалось отправить Джона Бон Джови в знак дружбы, Коупланд в ужасе заявил, что лучше уж устроить американский остров в арабской культуре.

В то же время, когда танец живота отступает на Ближнем Востоке, где его считают вульгарным, он процветает в Америке, благодаря именно сексуальному заряду.

И то, что делает Коупланд, может послужить не только развитию коммерческого театра, но и миру во всем мире, равно как и освобождению женщин. Теперь я начинаю понимать, что им движет.

"В танце живота меня поражает то, что его приняли американцы, - говорит он. - Это своего рода мост, связующее звено между двумя обществами. Арабский мир поражает, что американцы способны это принять, что женщины могут быть свободнее. А американцев поражает мысль о том, что в других культурах может быть что-то интересное и привлекательное. Я не хочу сказать, что это причина, по которой мы этим занимаемся, но я знаю, что результат таков".

Он прав. Ему нравится чувство крестоносца, но важно то, что шоу хорошо принимают зрители мирового турне, длящегося уже второй год.

Здесь есть вертящиеся девушки в чадрах и акробатка со свечами. Чудесный номер с гавайским обручем едва ли можно назвать танцем живота, но я почти схватываю мысль, когда девушка в шотландском килте играет на волынке, а потом, продолжая играть, начинает танец живота.

Для меня (я выросла в Турции) танец живота ассоциируется с чем-то страстным и трагическим, из мира социальных изгоев. Когда-то он исполнялся для королей, но сегодня стал метафорой, обозначающей древнейшую профессию, а сочетание в нем грациозности и откровенности волнует и делает его поэтичным.

Может ли танец живота пробуждать возвышенные мысли? Я не была в этом уверена, пока не увидела Рэйчел Брайс в шоу Коупланда.

Рэйчел красит губы черной помадой, носит амуницию из слоновой кости и пирсинга, и нечто похожее на одеяло из яка. В области таза у нее татуировка. Когда она танцует, это выглядит пугающе сексуально.

Она рассказывает мне, что 10 лет исполняла танец живота в кабаре в южной Калифорнии. "Там много танцовщиц. В клубах мне казалось, что люди думают, что я себя не уважаю. Что, если я выхожу на эстраду почти без одежды и беру чаевые, которые кладут мне за пояс, мне на себя наплевать". Ей стало противно, и она ушла.

Сегодня Рэйчел выглядит на сцене как языческая королева. Если мужчины хотят дать ей денег, они должны закинуть их в корзину, вплетенную в ее прическу, они не смеют к ней прикоснуться. "Есть разница", - улыбается она, выходя на сцену.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru