Архив
Поиск
Press digest
25 июня 2019 г.
30 ноября 2005 г.

Кристиане Шлетцер | Süddeutsche Zeitung

С развязанным галстуком и протянутой рукой

Коррумпированные чиновники в Армении поправляют свое финансовое положение сомнительными способами. Европа требует от страны проведения конституционной реформы

Когда Лилия Газарян, отсутствовавшая пару часов, снова вернулась домой, на улицу Бузанда в Ереване, что расположена сразу за площадью Республики, у ее дома больше не было лестницы. Всю мебель унесли. Лилия Газарян не смогла пережить шок. 69-летняя армянка умерла от инфаркта. Таким образом, сенсационная битва за дома в центре Еревана стала причиной одной смерти.

Лилии Газарян не повезло: она жила там, где влиятельные строители, состоящие в прекрасных отношениях с правительством этой кавказской страны, планируют возводить шикарные апартаменты. Если в деле замешан бывший министр по охране природы и заместитель руководителя спецслужб, то у такой женщины, как Газарян, нет шансов, по крайней мере в Армении. Даже против адвоката, который защищал других жителей, тоже было выдвинуто обвинение. Армянские суды почти всегда выносят решения, выгодные богатым строительным баронам.

Это "дело денег", говорит Лариса Алавердян, единственная защитница притесняемых в историческом квартале. Алавердян - первая уполномоченная по правам человека в Армении. Она говорит: "Наши судьи не независимы, и у многих нет никакого стыда". В кабинете уполномоченной нет никакой роскоши, с черным брючным костюмом она носит шерстяную кофту и пуловер, чтобы защититься от зимних морозов. С воскресенья учреждение Алавердян занесено в конституцию Армении. Назначена она была еще раньше президентом Робертом Кочаряном. Однако он, очевидно, не рассчитывал на мужество юриста. Она говорит также, что "милиционер при зарплате в 60 долларов не может не брать взяток". Как стражи порядка повышают свою маленькую зарплату, можно наблюдать ночью на улицах Еревана. С развязанными галстуками, в расстегнутых пиджаках они недвусмысленными жестами предлагают мужскому населению женское сопровождение.

Микаэль Даниэлян может многое рассказать о том, как трудно в его стране добиться справедливости. Его офис найти не легко. Правозащитник работает за разрушенным фасадом. Даниэлян, представитель Хельсинкской ассоциации, должен сейчас успокоить возмущенную женщину. Ее мужа задержала милиция. Он якобы продал краденый мобильный телефон. "Его ужасно избили", - рассказывает женщина в слезах. Даниэлян, крепкий мужчина в темных очках, говорит: "Мне все равно, украл этот человек мобильный телефон или нет, я только хочу сказать, что милиционеры не имели права его избивать". В суде, говорит Даниэлян, у избитого точно нет никаких шансов.

Министр юстиции Давид Арутюнян обескураживает своей честностью. Когда его спрашивают о независимости правосудия в бывшей советской республике, он отвечает, что "зарплаты судей в 200 или 300 долларов для этого просто недостаточно". Одобренное на народном референдуме изменение конституции должно сделать правосудие также менее зависимым от политического влияния. Этого Совет Европы потребовал от входящей в его состав Армении. До сих пор во главе органа, назначающего всех судей, стоял президент Кочарян. Теперь эти полномочия должен взять на себя председатель Верховного апелляционного суда.

Оппозиция считает, что изменения в конституции не будут иметь никакого эффекта. Она призывала к бойкотированию голосования. Теперь она сомневается в том, что 93% высказались за, как официально было объявлено. Сейчас так считают и наблюдатели от Совета Европы. Кочарян защищал реформу конституции, первую со времен обретения республикой независимости в 1991 году, но не из-за ограничений его власти, и без того очень осторожных. "Чрезвычайно важной" президент назвал другую меру: устранение запрета на двойное гражданство.

Таким образом, более 6 млн живущих за границей армян, из которых целый миллион проживает в США, получают возможность дополнительно приобрести гражданство кавказской республики. Без денежной помощи и инвестиций армянской диаспоры Армения не смогла бы выжить с экономической точки зрения. Эмигрировавшие армяне строят дороги и реставрируют церкви. Они делают щедрые пожертвования и инвестируют во все. Теперь диаспора, которая по численности в два раза превосходит обедневшую республику с населением в 3 млн человек, получает и политическое влияние. Этого потребовали, как говорят, известные представители армянской диаспоры за границей - для защиты своих инвестиций.

С гражданством обычно связано и избирательное право. Но, таким образом, диаспора в будущем смогла бы тоже участвовать в определении состава правительства. Министр юстиции Арутюнян надеется, что он сможет помешать этому при помощи закона, по которому "право выбирать имеет только тот, кто прожил здесь 6 месяцев".

Что министр юстиции думает о боях за дома на улице Бузанда недалеко от его офиса? "Как гражданин этого города, я против сноса", - говорит он. "Однако, будучи министром, я вижу необходимость развивать Ереван". Старым владельцам домов политик советует принимать деньги, предлагаемые им в качестве компенсации. Лилии Газарян тоже предлагали деньги. Но гораздо меньшие, чем на самом деле стоит ее квартира, говорит ее сестра Аэлита. Она также знает, почему Лилия Газарян не хотела уходить. Потому что один раз ее уже изгнали, в 1949 году при Сталине в Сибирь. Историю Лилии Газарян также записал репортер с новостного интернет-сайта ArmeniaNow. Этот проект, созданный в качестве альтернативы несвободным армянским СМИ, тоже финансирует диаспора.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru