Архив
Поиск
Press digest
23 января 2020 г.
30 октября 2007 г.

Макс Гастингс | The Guardian

Иранским лидерам нужны такие враги, как Буш, и Буш то и дело им помогает

Свежий пакет санкций имеет мало отношения к дипломатии - он лишь усугубляет неизбежность удара американской армии по Ирану

На прошлой неделе Ник Бернс,заместитель госсекретаря США по политическим вопросам, сообщил всему миру, что новейший пакет экономических санкций, наложенных его страной на Иран, задуман для подкрепления дипломатических усилий: "Ни в коей мере, ни в какой форме, ни в каком виде эти санкции не предвосхищают применение военной силы". Веротяно, Бернс верит в то, о чем говорит, ибо, по некоторым сведениям, Госдепартамент выступает против силового решения данного вопроса. Но в Белом доме сидит человек, который, возможно, и дискредитировал себя, но сохраняет (слегка перефразируя название его новейшей биографии, написанной Робертом Дрейпером) "полную уверенность". Еще 15 месяцев Джордж Буш будет сохранять почти неограниченный контроль над крупнейшим военным арсеналом планеты. По-видимому, вполне реальна перспектива того, что он воспользуется своим арсеналом для ощутимого удара по ядерной программе Ирана.

Новые санкции США направлены скорее против иностранных фирм, имеющих деловые отношения с Ираном, так как торговля американских компаний с Ираном уже запрещена. Трудно поверить, будто Вашингтон рассчитывает на крупные позитивные последствия этих санкций. Пока Китай и Россия продолжают торговать с Ираном, наложенные на Иран санкции окажутся, даже на фоне исторических аналогов, какими-то дырявыми - будут "протекать" не хуже, чем Даунинг-стрит при Тони Блэре.

У иранцев есть нефть - товар, который желает приобрести весь мир. ЕС очень хочет построить в Иране газопровод, дабы не зависеть так сильно от российских энергоносителей. Пекин и Москва, судя по их поведению, не стремятся помогать Бушу в его противостоянии иранской стороне. Главными причинами экономической разрухи в Иране являются не санкции, а некомпетентность властей и их несогласие позволить иностранным компаниям осваивать иранские нефтяные месторождения - делать это силами отечественных специалистов не удается из-за их недостаточной квалификации.

В действиях Запада, касающихся санкций, прослеживаются две тенденции. Первая - замысловатый менуэт, который исполняют европейцы во главе с французским президентом Николя Саркози. Их главная цель - вновь наладить отношения с Вашингтоном, демонстративно разделяя цели США. Маловероятно, что в европейских правительствах хоть кто-то полагает, что санкции заставят Иран забросить разработку бомбы. Зато санкции, возможно, склонят американцев отказаться от силового решения.

Вторая тенденция свойственна США. Главная задача шагов, предпринятых Америкой на прошлой неделе, - это сосредоточиться на силовом вмешательстве Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в дела Ирака (по крайней мере, США уверены в факте такого вмешательства). Есть также концепция, что возмущение неэффективным управлением экономикой - более мощный движитель общественного мнения в Иране, чем энтузиазм по поводу исламской атомной бомбы. Президент Махмуд Ахмадинежад уже непопулярен в народе, уверяют сторонники этой концепции, и в условиях вечной борьбы за власть, характерной для иранского руководства, завинчивание гаек может привести к дестабилизации. Есть вероятность, что наверх вырвутся иранские умеренные политики - прагматики, обескураженные неудержимой инфляцией, ростом безработицы и полной зависимостью экономики от нефти и газа.

К сожалению, данный вариант выглядит слишком фантастичным. Гораздо проще признать правоту техасских ученых, которые в своем недавнем исследовании истории санкций пришли к выводу, что эти меры повышают вероятность вооруженных конфликтов. Кристофер Спречер из техасского A&M University, говорит: "Государство, на которое накладываются санкции, расценивает их как слабые и начинает вести себя почти провокационно". Как утверждают Спречер и его соавтор, куда более глубокое впечатление на Тегеран может произвести настоящая глобальная коалиция на дипломатическом фронте, направленная на противодействие иранской ядерной и внешней политике, а не санкции, воспринимаемые как преимущественно американский ход.

Мало кто из стратегов оспаривает, что иранский КСИР играет первостепенную роль в подрыве стабилизации в Ираке или что Иран всеми силами стремится к созданию ядерного оружия. Сомнения касаются возможных способов противодействия всему этому. Европа будет и далее поддерживать дипломатические и экономические меры, предпринятые ООН и призванные выразить недовольство мира поведением Ирана. Однако подобные инициативы воспринимаются с застарелым скептицизмом. В ноябре в ООН обсудят возможные новые санкции, но ни Россия, ни Китай жесткую линию не поддержат.

На прошлой неделе президент Владимир Путин сравнил поведение Буша по отношению к Ирану с действиями сумасшедшего, который "бегает с бритвой". В Европе мало кто находит для себя желательным, чтобы Иран обзавелся ядерным оружием. Однако большинство европейцев полагает, что это почти неизбежно, да и предпочтительнее, чем кошмарные геополитические последствия военных действий с целью помешать Ирану.

В течение семи лет президентства Буша наблюдалась такая эрозия нравственного авторитета США, какой в XX веке вообще не видывали. Даже в самые черные дни холодной войны - и, кстати, Карибского кризиса - большинство жителей планеты продолжало верить, что в основе действий США лежат благие намерения.

Но Ирак положил конец этой вере. Самые разные люди - по крайней мере, проживающие за пределами Европы и Америки, - восхищаются тем, что Иран бросает вызов гегемонии США. Иран стремится сделаться сверхдержавой в своем регионе. США ныне пользуются недостаточной поддержкой, чтобы обуздать амбиции Ирана посредством дипломатических усилий или пресловутых санкций. "Задабриватели", как назвал бы их Буш, возможно, действительно глупы, но они искренни в своем мнении. Даже в Европе военные действия США в отношении Ирана будут пользоваться лишь мизерной поддержкой.

Но есть две стороны, которые смотрят на ситуацию иначе: это Израиль и президент США. Позиция Израиля традиционна и непоколебима. Вполне вероятно, что Вашингтон поддержит авианалеты Израиля на иранские ядерные объекты, если Израиль (что вряд ли) располагает необходимыми для этого техническими возможностями и информацией.

Что касается Буша, то некто, пользующийся его доверием, два года назад убеждал меня, что нынешний президент никогда не покинет Белый дом, оставив иранский вопрос "нерешенным". По-видимому, Буш не отошел от этой позиции и ныне. Бушу свойственно душевное спокойствие престранного толка: его не волнуют ни падение рейтинга популярности, ни внешнеполитические провалы. Он полагает, что затею в Ираке еще можно спасти, если обуздать иранских "террористов". Военные советники говорят Бушу, что авианалеты не уничтожат ядерную программу Ирана, но могут отбросить ее в прошлое на пять лет.

Итак, через шесть месяцев, когда станет ясно, что санкции не смогли повлиять на Тегеран, а конец президентских полномочий не за горами, Буш, вполне возможно, поднимет в воздух бомбардировщики "Стелс". Этот шаг повлечет за собой резкое вздорожание нефти, а также драматический и, возможно, судьбоносный рост напряженности в отношениях мусульманского мира с Западом. Гордон Браун столкнется с мучительной дилеммой: большинство британцев предпочтет, чтобы премьер-министр дистанцировал нашу страну от всех подобных инициатив США. Но хватит ли у Брауна духу на такой поступок, сомнительно.

Американка Барбара Слевин в своей недавно вышедшей книге утверждает, что в 2003 году Иран был готов заключить "великую сделку", предполагающую сближение с США, но администрация Буша ореагировала на это предложение как-то безразлично. Неясно, насколько реалистична была тогда подобная договоренность, но за истекший период осмысленный диалог стал невозможен, поскольку тон задают вашингтонские неоконсерваторы.

Ахмадинежад и КСИР нуждаются в американских врагах, чтобы оправдывать свои идиотские поступки в собственной стране и разжигание смуты в Ираке, а администрация Буша на каждом шагу льет воду на их мельницу, производя впечатление, будто конфронтация ей желанна. Соперники - тегеранское руководство и вашингтонская администрация - один другого стоят. Другой вопрос, чего заслуживают народы их стран и вообще наша планета. Но ирано-американские отношения, по-видимому, испортятся еще сильнее, прежде чем к власти в той или другой стране придет новое руководство и даст миру шанс.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru