Архив
Поиск
Press digest
17 января 2020 г.
30 октября 2007 г.

Альберто Стабиле | La Repubblica

Ольмерт шокирует: "У меня рак"

Слегка бледноватые щеки. Небольшая хрипота в голосе. Спортивная худощавость 62-летнего мужчины, любителя бега и спортивных снарядов. Таким Эхуд Ольмерт предстал на пресс-конференции, созванной впопыхах, чтобы пресечь распространение спекуляций по поводу состояния его здоровья: "В ходе последнего медицинского осмотра, после моего визита в Россию, у меня был диагностирован рак простаты", - сказал он, смягчая улыбкой драму, которая скрывается за этими словами.

В Израиле полдень, и, как и 18 декабря 2005 года, когда у Ариэля Шарона случился первый неожиданный инсульт, пелена тревоги и неуверенности накрыла всю страну. Эта дата, это событие вспоминается не только потому, что болезнь Ольмерта сравнима с болезнью, постигшей его предшественника, но и потому, насколько диаметрально противоположно повели себя два лидера, оказавшись перед лицом болезни. В то время как Шарон попытался окружить тайной реальное состояние своего здоровья, что привело к распространению домыслов и полемики даже по вопросам методов его лечения, Ольмерт, напротив, отдал предпочтение абсолютной прозрачности.

Итак, был полдень, когда премьер-министр в элегантном голубом костюме с розовым галстуком - надо думать, что выбор цветовой гаммы был неслучайным - легким поклоном поприветствовал журналистов, которые уже все знали или, по меньшей мере, представляли, о чем пойдет речь. В этой стране не бывает секретов, за исключением тех, что касаются безопасности государства (но и в отношении этих секретов нельзя ручаться, что они останутся таковыми навсегда). 10-й канал телевидения, коммерческая сеть, кое о чем уже сообщил. Как кажется, один депутат от президентской партии "Кадима" поспешил рассказать об этой новости. И поэтому, когда было распространено сообщение о том, что Ольмерт проведет пресс-конференцию по "неполитическим" темам, все уже говорили о "раке простаты".

Спокойный, с той же улыбкой, которая словно отодвигает как можно дальше врага, родившегося у него внутри, Ольмерт рассказывает или, если судить по тону, как будто диктует воображаемой секретарше текст, в котором говорит о том, что в течение нескольких лет он проходит общий медицинский осмотр. "В ходе последнего осмотра, вскоре после возвращения из России, я посетил врачей. Обследование показало первые признаки рака простаты".

"Микроскопическая опухоль, - продолжил премьер. - Врачи заверили меня, что ее можно удалить хирургическим путем, без облучения и химиотерапии". Опережая вопросы, которые могли быть заданы по поводу возможной неспособности в сложившихся обстоятельствах управлять делами государства, Ольмерт добавил: "Я смогу в полной мере исполнять свои обязанности до операции и через несколько часов после нее. Мои врачи меня заверили, что у меня есть абсолютная возможность выздороветь".

Но к чему эти откровения по поводу такого личного и частного вопроса? В своем коротком заявлении Ольмерт хотел предвосхитить и этот вопрос. "Несмотря на то, что с юридической точки зрения я не обязан рассказывать о состоянии своего здоровья, я решил совершенно откровенно рассказать об этом после того, как узнал (о результатах обследования). Граждане Израиля имеют право знать".

Это политический выбор, свидетельствующий, прежде всего, об изменении отношения правителей к болезни. Не только Шарон, но и в свое время лидер "Ликуд" Ицхак Шамир, который, как и Ольмерт, прошел через рак простаты, предпочли молчать. Теперь с советской концепцией, в соответствии с которой болезнь властителя - дело государственной важности, как кажется, покончено навсегда.

В случае Ольмерта имеется также законное желание избежать спекуляций и двойственных маневров в момент, когда его правительство приступило к крайне деликатному делу - переговорам с палестинцами и подготовке к участию в конференции в Аннаполисе, в которой, как заверяют врачи, премьер сможет спокойно участвовать.

Кроме того, над самим Ольмертом пронеслась буря судебных разбирательств, первое из которых несколько дней назад завершилось в пользу премьера. В общем, с момента окончания войны против боевиков "Хизбаллы", летом 2006 года, Ольмерт борется за сохранение скипетра командующего.

Два врача, сидевших рядом с ним, онколог Коби Рамон и личный доктор Шломо Сегев, заверили, что операция по поводу рака простаты, благодаря своевременному диагнозу, не будет иметь никаких последствий для здоровья премьера.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru