Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 августа 2001 г.

Карл Гробе | Frankfurter Rundschau

Современные Строгановы приходят с буровыми установками

Далеко от Москвы, в Сибири, дочерняя фирма Газпрома открывает огромные залежи полезных ископаемых и надеется, что сможет свободно заключать крайне выгодные сделки с Китаем.

Голубого камня больше нигде нет. Он, словно, пришел из сибирской легенды: Когда Бог создал землю, летел над холодной страной ангел, у него замерзли руки, и он выронил все ценное, что при нем было. Поэтому тот, кто ищет старательно, находит в Сибири огромные залежи полезных ископаемых. А потом уже дело только за тем, как их добыть.

Эту легенду охотно рассказывают господа из руководства фирмы, чья штаб-квартира находится на сверкающем голубом холме, что в нескольких десятках километров к северу от сибирского города Томск. С высоты Голубого камня они смотрят на бескрайнюю равнину, по которой река Томь стремится навстречу Оби, и вглядываются одновременно и реалистичным, и преисполненным надеждой взглядом на местный ландшафт. Там, в долине - несметные богатства. Россия располагает 70 % мировых энергоресурсов. И "нам это доверено российским правительством". Так говорит Сергей Жвачкин, глава фирмы "Востокгазпром", "самой молодой фирмы в системе Газпрома".

Газпром делает все, что можно делать с природным газом, говорит Жвачкин, но умалчивает о том, чем еще занимается этот гигант. К примеру, исходя из интересов правительства, он однажды захватил самый большой частный телеканал России. Газпром настолько богат, что в течение долгих лет мог позволить себе собственного российского премьер-министра, Виктора Черномырдина. С другой стороны, в руках российского государства 38 % процентов акций Газпрома, и оно не помышляет о том, чтобы расстаться хотя бы с их частью.

Концерн достиг также и вершин коррупции. Об этом сообщалось и в Германии, и в других странах. Известно ли об этом в Томске? Жвачкин машет рукой: Это было, во-первых, в Москве, то есть очень далеко и, во-вторых, до его прихода сюда. Уличенный Рэм Вяхирев должен был освободить председательское кресло для Александра Миллера, бывшего заместителя министра энергетики и доверенного лица Владимира Путина. Жвачкин ставит на президента. Ведь он заботится о стабильности. "Я не хочу просыпаться в стране, в которой в одну ночь меняются законы". Бизнесу нужна стабильность. Он хочет распространять ее на всю огромную Сибирь, на площади которой спокойно бы разместились США.

Когда-нибудь "Востокгазпром? будет осуществлять поставки в Китай. "200 миллиардов кубических метров в год, столько же, сколько сегодня в Европу". Как раз недавно был заключен договор о строительстве газопровода. Он будет стоить от 10 до 15 миллиардов долларов, считает Жвачкин; "New York Times", правда, дала цифру в два раза меньшую, однако, она относится, по всей видимости, только к той его части, которая будет проходить по территории Китая. Фирма хотела бы распространить свою деятельность также на Южную Корею и Японию. Это будет труднее чем, в Европе, где все строится на основе долгосрочных договоров.

При этом Жвачкин бьется над основной проблемой. "С начала перестройки пока еще не существовало свободных цен на энергоносители". Одинаковое количество газа (1000 куб. м.), которое Рургаз - немецкий участник и владелец почти 5 % акций Газпрома - оплачивает из расчета 170 - 180 долларов - на российском внутреннем рынке стоит от 15 до 18 долларов. "Но мы-то продаем газ только внутри страны". Экспорт - это дело "системы", то есть большого Газпрома.

"Системе" пока еще принадлежат все акции "Востокгазпрома", однако, в следующем году его акции поступят в продажу. Затем, сообщает Жвачкин, томичи выйдут на Лондонскую биржу; имея за своей спиной фирмы, занимающиеся транспортировкой газа, и трубопроводы (?Томскгазпром? принадлежал до 1999 года местным фирмам, которые объединились в ?Востокгазпром?) на Алтае, в Красноярске и в 16-и других российских регионах от Урала до Владивостока.

К капиталу, которым распоряжаются из элегантной штаб-квартиры фирмы на Голубом камне под Томском, следует причислить еще торговую фирму, который продает энергоносители, авиакомпанию, которая связывает далекие друг от друга, даже по сибирским меркам, газовые месторождения, и, наконец, дорожно-строительную фирму с таким легко запоминающимся названием, как ?Томскнефтегазпереработка?.

К газовому царству относится и нефтехимический комбинат, который с 1997 года находился в конкурсном управлении. Прибыльное производство метанола прибрал к своим рукам ?Востокгазпром?, другая же производственная линия (полимеры как сырье для производства пластмасс) принадлежит другой дочке Газпрома. Пока еще не погашены долги бывшего государственного предприятия, но зато сохранено 6 000 рабочих мест.

С одной стороны, это радует по-деловому спокойного губернатора Томской области, Виктора Кресса. С другой, его раздражает, что нефтяные и газовые фирмы рассчитывают свои налоги, исходя из цен внутреннего рынка. По крайней мере, для экспортных поставок (а именно на экспорт уходит большая половина продукции) им следовало бы ориентироваться при исчислении налогов на мировые цены. Регион и город могли бы получать раз в десять больше, и это гарантировало бы реализацию планов администрации. Инфраструктура находится в упадке. Центральную теплосеть, которая работает на местном газе, нужно обновлять безотлагательно.

В отличие от губернатора Жвачкину незачем волноваться о будущем. "На ближайшие 80 лет нам хватит уже разведанных месторождений. Но всегда следует добывать несколько больше, чем продаешь, чтобы создавать запас". В Восточной Сибири можно найти еще бесконечное множество месторождений, и добыча газа там дешевле, чем в Западной Сибири, где резервы медленно подходят к концу. С этим связаны и его представления: огромная Сибирь открывается по экономическим причинам из Томска, а не из Москвы. Как и 500 лет назад. Тогда Сибирь, земля, богатая мехами, вошла в состав Российского государства стараниями купцов. Это были Строгановы. Они жили не в Москве, а далеко за ее пределами, в Соль-Вычегодске. Станет ли Сергей Жвачкин современным Григорием Строгановым? "Да, это возможно, но я думаю также и о Демидове".

Никита Демидов, оружейник из Тулы, создал в 18-ом веке на Урале по заказу Петра металлургическую промышленность, за что был отмечен царем. Он, единственный из российских заводчиков, мог использовать в качестве рабочих крепостных крестьян. Но так далеко господа из ?Востокгазпрома?, разумеется, зайти не пожелают.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru