Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 августа 2005 г.

Нил Бакли | Financial Times

Беслан до сих пор ищет ответы на вопросы о трагедии в школе

Станислав Кесаев указывает на стопки бумаг, фотографий и вырезок из газет, разложенные по всему столу, и признает весь груз ответственности, лежащий на его плечах: "Люди в Беслане хотят, чтобы им объяснили причины их горя, они хотят знать, почему все произошло так, как произошло".

Завтра - годовщина начала захвата террористами школы, в результате которого погиб 331 человек, включая 186 детей, но вопрос о том, почему было так много жертв, продолжает нависать над этим тихим городком к северу от Кавказских гор.

Многие ждут ответа от Кесаева, профессора права и местного парламентария в столице региона Владикавказе. Они полагают, что следственная комиссия, которую он возглавляет, скорее установит правду, чем расследования федерального парламента и прокуратуры, результаты которых, уверены бесланцы, будут выбелены.

Но Кесаев предупреждает, что его отчет, который появится в середине сентября, будет содержать больше вопросов, чем ответов на них. Во время осады он убеждал бесланцев, что для того, чтобы их дети оказались в безопасности, делается все возможное. Теперь он сожалеет о своих словах.

"Оказывается, было сделано очень мало хоть сколько-нибудь полезного, - замечает он. - Об этом мне позволяет говорить количество жертв так называемой операции по освобождению. Никто не утверждает, что она была успешной".

Большая часть его выводов, добавляет Кесаев, будет касаться того, что силы безопасности не смогли предотвратить детально спланированный террористами захват школы, а также провалов в координации действий армии, министерства внутренних дел, КГБ и спецназа, нехватки машин скорой помощи и пожарных нарядов.

Однако без ответа остаются решающие вопросы. Как и почему штурм школы начался на третий день осады? Что вызвало взрыв, который привел к обрушению крыши спортзала, убив многих заложников? И самый тревожный вопрос: правда ли, что те, кто пытался освободить заложников, убили больше людей, чем террористы?

Перестрелка началась - это признают все - со взрыва в спортзале. Но почему прогремел взрыв - здесь единства мнений нет.

Сначала прокуратура предположила, что упала и взорвалась бомба, закрепленная террористами в верхней части зала. Позднее следствие заявило, что террорист убрал ногу с педали детонатора. Однако Нурпаши Кулаев, единственный террорист, который, по словам властей, был захвачен живым, утверждает, что мужчину, который держал ногу на педали, застрелил снайпер, находившийся вне школы. Его показания, представленные на суде, который идет во Владикавказе, вызвали обоснованные сомнения в официальной версии событий.

Если взрыв был случайным, то это подкрепляет утверждение властей, что они не планировали штурмовать здание, а были вынуждены реагировать, когда в хаосе, вызванном взрывом, из здания под градом пуль террористов начали выбегать дети.

Если взрыв спровоцировали российские силы, то это заставляет предположить, что он стал началом запланированного штурма, и тогда жители Беслана хотят знать, зачем это было сделано. К тому моменту как раз удалось достичь некоторого прорыва в переговорах с террористами - чрезвычайным службам разрешили приблизиться и забрать тела заложников, которые выбросили из школьного окна.

В Беслане обсуждается множество теорий. Согласно одной из них, здание решили брать штурмом, потому что к месту событий направлялся Аслан Масхадов, более умеренный лидер чеченских сепаратистов, которого через шесть месяцев после этого убили российские силы. Он хотел вступить в переговоры с напавшими, а власти не хотели стать свидетелями тому, как он "освободит" заложников.

По словам Кесаева, тот факт, что с Масхадовым связывались через посредников, подтвержден. Однако у его комиссии недостаточно сведений для установления причин взрыва и штурма.

Свидетели не верят в то, что именно взрыв привел к пожару, вызвавшему обрушение крыши спортзала, ибо пожар вспыхнул только через час. Это вызывает еще один тревожный вопрос: не мог ли он быть разожжен российскими силами с помощью огнеметов?

Николай Шепель, заместитель генпрокурора, расследующий действия властей в ходе кризиса, сначала опроверг данные о применении огнеметов, хотя жители и нашли их на месте трагедии. Но во время суда над Кулаевым он признал, что огнеметы были. Он настаивает на том, что из грозного оружия, которое в России называют "Шмель", стреляли не напалмом, а топливно-воздушными взрывными веществами, которые создают вакуум и вызывают мощную взрывную волну, однако поджечь им здание не могли.

По словам жителей Беслана, такое оружие, равно как и танки, которые, по признанию властей, тоже применялись, ни при каких условиях не должно было появляться около школы, полной детей.

Пережившие осаду и охваченные горем родственники сомневаются и в других частях официальной версии властей. Многие уверены, что террористы пробрались в школу до начала атаки и устроили там склад оружия.

Кроме того, они убеждены, что террористов было больше тридцати двух, а также в том, что власти захватили живыми не одного, а несколько человек. Свидетели видели, как из школы уводили трех мужчин с черными мешками на головах.

В итоге, подчеркивает Эльбрус Тедтов, редактор местной газеты, потерявший в школе сына, некоторые вопросы могут носить чисто теоретический характер, однако найти ответы - это дело принципа.

"Если бы сейчас власти сказали, что захватчиков было больше тридцати двух, это ничего не изменило бы. Мы все равно не сможем вернуть наших детей, - подчеркивает он. - Но вопрос в том, хватит ли у них смелости рассказать правду".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru