Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 августа 2005 г.

Майкл Мейнвилл | The Washington Times

После Беслана не было принято серьезных антитеррористических мер

Российские власти не сделали ничего, чтобы лучше реагировать на террористические угрозы, за год, прошедший после того, как они совершили большие ошибки во время захвата школы номер один в Беслане. Таково мнение человека, который проводил расследование трагедии.

Заместитель председателя парламента республики Северная Осетия Станислав Кесаев завершает работу над своим отчетом, в то время как жители Беслана готовятся к проведению траурных мероприятий, посвященных годовщине захвата школы 1 сентября 2004 года. После того как российские силы взяли школу штурмом, выяснилось, что погиб 331 человек, большинство из которых - дети.

Кесаев опросил множество выживших заложников, очевидцев, сотрудников спасательных служб и руководителей спецслужб, пытаясь понять, как вооруженные боевики из соседних с Северной Осетией республик - Чечни и Ингушетии - сумели захватить в школе около 1200 человек и почему усилия по спасению заложников оказались такими кровавыми.

В результате своего расследования Кесаев пришел к нелицеприятным выводам (эти выводы будут обнародованы в середине сентября).

"После событий в Беслане не произошло никаких кардинальных перемен, - сказал он в интервью. - Я бы не хотел, чтобы наши спецслужбы подверглись испытанию еще одним таким кризисом".

Александр Торшин, который возглавляет другую, парламентскую комиссию по расследованию причин теракта в Беслане, уже дал понять, что его комиссия не станет высказывать острую критику в адрес властей. Торшин заявил, что военным и спецслужбам "пришлось одновременно решать несколько трудных задач" во время осады Беслана.

В интервью газете "Трибуна" Торшин сказал: парламентская комиссия по расследованию не намерена никого выгораживать, но также не собирается выдвигать безответственных обвинений в чей-либо адрес.

На прошлой неделе около десяти матерей из Беслана, потерявших детей в школе, сделали заявление, протестуя против того, что российский президент Владимир Путин и глава ФСБ Николай Патрушев так и не были призваны к ответу за свои действия во время кризиса в Беслане.

Между тем власти в Москве обрушились с критикой на еще не опубликованный отчет Кесаева, утверждая, что он не заслуживает доверия. Прокуратура уже объявила незаконным расследование, которое проводит комиссия парламента Северной Осетии во главе с Кесаевым.

Кесаев говорит о том, что в ходе расследования были обнаружены поразительные примеры некомпетентности: "Было проявлено полное отсутствие профессионализма, а также отсутствие координации между различными силовыми структурами во время кризиса".

Лидер чеченских боевиков Шамиль Басаев, который принял на себя ответственность за захват школы в Беслане, сказал, что вооруженные боевики приехали в школу Беслана из Чечни, где российские силы в течение 10 лет сражаются против сепаратистов, которые находятся под сильным влиянием исламских радикальных идей.

"Они проехали под носом наших спецслужб", - сказал Кесаев. Он и многие другие высказывают подозрения о том, что боевики сумели проехать через блокпосты, давая взятки российским сотрудникам дорожно-патрульной службы, коррумпированность которых известна.

В отчете Кесаева также содержится критика в адрес местных властей за то, что они были совершенно не подготовлены к штурму школы и тому, что за ним последует.

3 сентября, вскоре после 13:00, в здании школы раздались два взрыва.

Через несколько минут завязалась перестрелка между захватчиками и российскими силами, окружавшими школу. Спортзал, где находилось большинство заложников, оказался охвачен огнем, и крыша спортзала рухнула в то время, когда заложники попытались убежать.

Кесаев утверждает, что местная милиция не сумела организовать оцепление территории вокруг школы и в результате вблизи школы оказались сотни обезумевших родственников заложников. Не было и плана эвакуации заложников и оказания им медицинской помощи, в итоге местным жителям пришлось отвозить раненых в больницу на своих личных автомобилях.

После того как осада школы была завершена, власти в течение двух дней не выставляли у здания школы никакой охраны. Местные жители бродили по развалинам, невольно уничтожая доказательства, которые могли бы помочь в работе судебных экспертов.

Распри и неопределенность после событий в Беслане еще более усилили страдания скорбящих жителей города.

"Мы никогда не узнаем правду о том, кто позволил террористам приехать сюда и как умерли наши дети", - говорит Ира Гибилова, чья приемная дочь, 13-летняя внучка и 10-летний внук погибли в этой школе.

"Людей, которые допустили это, никогда не накажут", - говорит она.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru