Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 июля 2007 г.

Джоди Кантор | The New York Times

Второй срок в качестве "первой дочери" Америки?

Когда друзей семьи спрашивают, на кого из родителей Челси Клинтон похожа больше, они начинают перечислять общие черты матери и дочери. Привычка упреждать чужие вопросы, задавая много своих. Горячий интерес к проблемам здравоохранения. Склонность к некоторой заученности формулировок, когда речь идет о политике, - даже в частных разговорах. То, как обе воспользовались семейными связями, чтобы начать карьеру после ухода из Белого дома, а затем покорили сердца скептичных коллег благодаря своему усердию и энтузиазму. И если ее мать, сенатор Хиллари Родхэм Клинтон, сумеет стать первой в истории женщиной на посту президента США, Челси Клинтон обретет беспрецедентный, умопомрачительный статус: дважды станет "первым дитя США".

В этом плане у нее уже большой опыт. В 12 лет она снималась в видеоролике Билла Клинтона - подтвердила, какой он хороший отец. (Клинтон также поведал зрителям о том, что дочь простила его, когда он признался в супружеских грешках). Шесть лет спустя, во время скандала с Моникой Левински, Челси сфотографировалась рука об руку с родителями - словно бы удерживая их вместе. Когда миссис Клинтон впервые баллотировалась в Сенат, ее 20-летняя дочь колесила вместе с ней по штату Нью-Йорк, проводя встречи с избирателями. Теперь 27-летняя мисс Клинтон продолжает аплодировать и широко улыбаться ради своих родителей, сопровождая их в поездках (в последнее время они посетили Аспен (штат Колорадо), Германию и Израиль), сборе пожертвований (прошлой осенью Челси помогла собрать в фонд своего отца более 20 млн долларов) и создавая слегка "огламуренный" в последнее время образ, который она творит всю жизнь, выступая в роли "образцовой дочери". "Это "Шоу Трумэна", - говорит подруга мисс Клинтон, Джилл Каргман, подразумевая фильм о человеке, вся жизнь которого - телевизионное реалити-шоу. Но подобно Трумэну, в конце концов вырывающемуся на волю, мисс Клинтон теперь ведет самостоятельную жизнь: у нее есть работа в хедж-фонде, бойфренд с серьезными намерениями, тесный круг друзей и постоянное место на нью-йоркских вечеринках.

В последнее время мисс Клинтон удавалось наслаждаться преимуществами своей известности, но более-менее контролировать ее последствия, хотя раньше слава создавала ей много неприятностей: о ее внешности ходили анекдоты, таблоиды выдвигали разные теории относительно ее отмененной свадьбы или тайного медового месяца. У Челси Клинтон по-прежнему есть пресс-атташе, но главная задача этого сотрудника - отражать натиск прессы; Челси и ее родители отказались дать интервью для этой статьи, как и прежде отвечали отказом на бесчисленные предложения такого типа. Теперь мисс Клинтон должна решить, поступиться ли отчасти правом на частную жизнь, чтобы помочь матери, которая стремится к своему выдвижению кандидатом в президенты от Демократической партии. Покамест мисс Клинтон скорее второстепенный персонаж, чем непосредственная участница предвыборной кампании, в которой сенатор Клинтон предстает сильной, но ласковой, радеющей за женщин и детей, олицетворение прихода нового поколения. Избиратели слышат истории о рождественских украшениях, которые Челси Клинтон любила в детстве, и даже о ее детской кроватке.

В предвыборном штабе отказываются отвечать на вопрос, когда мисс Клинтон примет участие во встречах с избирателями, если это вообще случится. "Хотя президент и сенатор Клинтон - публичные люди, их дочь не принадлежит к этой категории", - сказано в официальном заявлении пресс-секретаря штаба Говарда Вулфсона.

Самостоятельная жизнь

В пору своего поступления в колледж мисс Клинтон интересовалась медициной. Изучение этой дисциплины заставило бы ее отдалиться от мира родителей и посвятить долгие годы стажировке в клиниках. Однако, закончив с отличием Стэнфордский университет в июне 2001 года, она поступила в Оксфордский университет, где ее отец учился благодаря стипендии фонда Родса. Челси приехала в Оксфорд сразу после 11 сентября 2001 года и быстро сблизилась с другими американцами, удрученными этими терактами. Три десятилетия тому назад Билл Клинтон и его оксфордские друзья были вынуждены размышлять о роли США во Вьетнаме; Челси и ее окружению пришлось разбираться, что означает 11 сентября для ее поколения.

Через несколько месяцев Клинтон дала свой ответ в серьезной статье для журнала Talk: "Для большинства молодых американцев, которых я знаю, теперь единственным выходом кажется служение в самом широком смысле слова, - писала она. - Неужели сейчас важно банковское дело?" Эти слова заставляют вспомнить о молодой Хиллари Клинтон, которая, как часто напоминают электорату сотрудники ее пиар-службы, после окончания юридической школы предпочла не корпоративное право, а защиту прав детей.

Но после учебы в Оксфорде Челси Клинтон поступила на обучение в консалтинговую фирму McKinsey, известную как элитарная "кузница кадров" для бизнеса. В своей группе она была самой младшей по возрасту - некоторые ее соученики уже имели дипломы M.B.A. "Собеседование с ней больше напоминало беседу, - отметил один из старших партнеров фирмы Д. Рональд Дэниэл. - Потому-то она была хорошим консультантом: мы профессионально владеем искусством задавать вопросы и слушать ответы".

"Когда она ходила вместе с нами на вечеринки, то была просто членом нашей компании, - отметил Гаутам Мукунда, работавший по соседству с мисс Клинтон. - Насколько я могу судить о ее отце, где бы он ни находился, он всегда в центре внимания. Так было, когда он еще не стал президентом. Но у Челси есть очень похвальное достоинство - она отказывается заострять на себе внимание".

Прошлой осенью мисс Клинтон сменила работу - теперь она инвестиционный аналитик в хедж-фонде Avenue Capital Group, владелец которого Марк Ласри щедро жертвует деньги на начинания демократов вообще и инициативы Клинтонов в особенности. Свой 18-миллиардный капитал компания инвестирует в погашение долгов компаний, испытывающих трудности.

Друзья говорят, что для мисс Клинтон важна финансовая независимость; если в McKinsey она получала между 90 и 200 тысячами долларов в год, то в Avenue Capital Group для нее возможны вдобавок и потенциальные бонусы, измеряемые сотнями тысяч долларов, - отмечают хедхантеры, работающие в данной сфере. Коллеги по McKinsey и Avenue Capital описывают мисс Клинтон одинаково: она рано приходит на работу, сидит допоздна, обладает здравым умом и не требует к себе никаких поблажек. На прошедшем в июне благотворительном мероприятии в пользу Школы американского балета, членом попечительского совета которой она является, мисс Клинтон на фоне беспечных гостей выглядела настоящей труженицей. Почти все женщины ее возраста пришли в ярких открытых бальных платьях, но Челси была в темном брючном костюме и с гладко зачесанными назад волосами. Она незаметно ушла еще до конца представления, сказав друзьям, что должна вернуться к своему компьютеру.

Балет - главное увлечение мисс Клинтон в том, что касается ее общественного долга. Она сама много лет брала уроки хореографии. Выбор идеальный - балет вызывает интерес состоятельных людей, но не является приоритетом для папарацци, искусство это аполитичное и все же напоминающее об одной из самых знаменитых покровительниц балета в Нью-Йорке - Жаклин Кеннеди. По словам Каргман, на заседаниях благотворительных комитетов мисс Клинтон проводит прагматичную политику: недавно она отстояла идею сохранить цену на билеты на некую постановку на уровне 75 долларов.

Интервью с друзьями мисс Клинтон обычно развивались по похожему сценарию: просьба не упоминать в статье их имен, теплые похвалы в адрес мисс Клинтон и растерянность: "А вдруг она узнает об этих комплиментах?" Однако из более чем дюжины интервью вырисовывается единый портрет искренней и серьезной молодой женщины, которая, неясно насколько бессознательно, переняла у политиков ряд своих привычек.

Мисс Клинтон часто занимает позицию наподобие родительской - больше говорит о конкретных политических мерах, чем о политике в целом, и без запинки сыплет статистическими данными в поддержку своих доводов: сколько человек в данной категории не имеют страховки, как дорого обойдется распространение страховки на данный социальный слой...

Мисс Клинтон, по-видимому, остро чувствует, что окружающие постоянно за ней наблюдают; однокурсники по Стэнфорду подметили, что она всегда была тщательно накрашена, словно ожидала, что ее в любой момент могут сфотографировать. (Относительно недавно она занималась фитнесом с личным тренером, специализирующимся на подготовке участниц конкурсов красоты). На званых обедах и свадьбах она опасается тех, кто пытается подслушать ее разговоры или просто подходит поглазеть. Но когда мисс Клинтон представляют кого-то, она часто ведет себя как пытливая ученица. Ее приятельница Даниэла Амини недавно наблюдала, как она общалась с кучей незнакомых людей на обеде, задавая толковые вопросы на такие темы, как история Ирана, старинные ковры и русская литература.

Кроме того, мисс Клинтон терпеливо ведет себя с незнакомыми людьми, которые постоянно рвутся с ней пообщаться. На предвыборной кампании своей матери в 2000 году, когда та баллотировалась в Сенат, Челси держалась среди избирателей, как в родной стихии, но наотрез отказывалась давать интервью или выступать на публике.

С тех пор она приобрела некоторую уверенность как оратор. Ее высказывания редко удивляют, но ей это и не требуется: люди очарованы самим тем фактом, что ее губы шевелятся и звучат какие-то слова.

Друзья мисс Клинтон говорят, что она очень предана своей матери и готова на все ради ее предвыборной кампании, но немножко чурается связанной с этим безумной атмосферы президентской гонки. Ванесса Керри, чей отец проиграл выборы 2004 года, поясняет, что перед взрослым сыном или дочерью кандидата в президенты стоит мучительная дилемма: не участвовать в кампании и жить по-человечески либо поддержать любимого родителя, пожертвовав ради него своим правом на частную жизнь.

У мисс Клинтон нет братьев или сестер, которые могли бы разделить с ней это тяжкое бремя или хотя бы понять ее проблемы. Но теперь у нее появился спутник жизни, чья биография удивительно похожа на ее собственную. Марк Межвински, работающий в Goldman Sachs в Нью-Йорке, тоже дитя родителей-политиков - Эдварда М. Межвински и Марджори Марголис-Межвински. Они - бывшие члены конгресса. Кроме того, Марк пережил унизительный скандал, связанный с его отцом: тот в 2002 году признал себя виновным в мошенническом присвоении 10 млн долларов, которые принадлежали десяткам инвесторов.

Межвински-старший любил прихвастнуть высокими связями. Согласно материалам суда, он хвалился перед жертвами своего обмана дружбой своего сына с мисс Клинтон и пользовался банковским счетом сына для незаметного перевода денег. Межвински-младший - вихрастый выпускник Стэнфорда в очках, известный своей уверенностью в себе и язвительным чувством юмора, "даже не подозревал о происходящем", по словам следователя Заузмера, который вел дело его отца. Оба Межвински, в том числе отец, который должен выйти из тюрьмы в ноябре 2008 года, не ответили на просьбы о комментариях. По словам друзей, мисс Клинтон и Межвински, по-видимому, серьезно намерены связать свои судьбы. Их эмоциональная близость заметна сразу: на вечеринках и в других местах они, как говорят друзья, очень нежны друг с другом. Мисс Клинтон недавно присутствовала на ужине в шаббат в доме родителей мисс Амини, чтобы узнать побольше об иудаизме - вероисповедании Межвински (сама мисс Клинтон - активная прихожанка методистской церкви).

В Белом доме

Теперь, когда она выросла, ей "по крайней мере, не придется жить в Белом доме", если ее мать станет президентом, говорит Шалала. Однако, возможно, что мисс Клинтон слишком близка к своим родителям, чтобы дистанцироваться от их деятельности. Пока ее отец был президентом, Челси Клинтон, как обычно случается с единственным ребенком в семье, присутствовала при ситуациях, касающихся весьма взрослых проблем. Если верить мемуарам ее матери, Челси присутствовала при беседе отца с советниками, когда решалось, в какой форме публично признать факт его связи с Моникой Левински. Во время марафонских мирных израильско-палестинских переговоров в Кэмп-Дэвиде в 2000 году, Челси помогала разрядить напряжение, болтая с делегатами в перерывах. Недавно сенатор Клинтон назвала дочь и мужа двумя своими "лучшими советниками". Если ее мать станет президентом, роль, которую будет - если будет - играть Челси Клинтон в Белом доме, сможет стать ключом к ее собственным жизненным устремлениям. По словам друзей, Челси пока не спешит с окончательным выбором жизненного пути: может, она всю жизнь проработает в финансовой сфере? или в фонде Клинтона, который перейдет к следующему поколению? Или сама будет баллотироваться в президенты? В окружении мисс Клинтон постоянно звучат догадки на сей счет. Когда Каргман впервые услышала, как ее подруга выступает публично - это было на благотворительном мероприятии в пользу фонда балета несколько месяцев назад - ей показалось, уж не первая ли женщина-президент США перед ней. "Она очень далеко пойдет", - подумала Каргман. Что до публичных заявлений, то Клинтон разве что самую чуточку намекнула на подобные устремления. В своей статье об 11 сентября она писала, что почувствовала "новую тягу внести свой вклад в будущее Америки". Она признавалась, что не знает, куда ее приведет жизнь, но одно ясно: "Я тем или иным образом буду служить моей стране", - пообещала она.

В подготовке материала участвовал Эрик Кенигсберг

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru