Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 марта 2021 г.

Эрика Цингер | Tageszeitung

Преступники, жертвы, твиттерщики

"Антирасистские протесты и дебаты, в том числе о колониальном прошлом Германии, переживают подъем. Это хорошо и важно. Происходит осмысление истории, хотя и медленное. Но в этом антирасистском дискурсе есть ключевой пробел: анализ антивосточноевропейского и антиславянского расизма", - пишет немецкое издание Die Tageszeitung.

"В Германии существует долгая традиция антиславянского и антивосточноевропейского расизма, говорит Яннис Панагиотидис, исследователь миграции и руководитель Исследовательского центра истории трансформации при Венском университете. По его словам, проблема заключается в том, что зачастую всё преподносится так, будто расизм - это исключительно двойная черно-белая схема. При этом расизм, особенно в Европе, никогда не основывался исключительно на разнице в цвете кожи. Так называемая "расовая теория" в той форме, в которой она существовала в XIX веке и в первой половине XX века, разделяла людей не только на белых и черных, говорит Панагиотидис, но и на "цивилизованных" западных европейцев и на "невежественных, отсталых" людей на Востоке. Эта категоризация достигла своей кульминации при национал-социалистах, говоривших о славянах как "низшей расе". Исторически с этим связан и антисемитский образ "восточных евреев", - говорится в статье.

"В немецком контексте эта выраженная славянофобия имеет особенно "нехорошую традицию", говорит Ханс-Кристиан Петерсен. Он преподает в Институте истории при Ольденбургском университете и среди прочего специализируется на истории России и Советского Союза. "Начиная с XVIII века в источниках то и дело встречается идея о так называемых "немецких носителях культуры", которые несут свет культуры на "темный восток", говорит он. В основном это описания путешествий, рассказывающие, насколько "все дико и отстало" там, на востоке. В этом вполне можно заметить колониальный взгляд на восток. Поэтому было бы слишком поверхностным ограничивать немецкий колониализм исключительно периодом между 1884 годом и концом Первой мировой войны", - говорится в статье.

"С начала войны против Советского Союза в 1941 году Гитлер мечтал об идеальном образе "жизненного пространства на Востоке". (...) Преступный план Гитлера заключался в том, чтобы поселить в аннексированной Польше и на Западе Советского Союза 5 млн немцев. 31 млн людей должны были быть депортированы или убиты. 14 млн "чужеродцев" должны были стать рабами. Жизнь славянского и еврейского населения на этих территориях была под угрозой голода, эксплуатации, депортации и смерти. Лишь ход войны положил конец страшному плану".

"Вплоть до нулевых годов преступления национал-социализма в Восточной Европе занимали лишь второстепенное место в коллективной памяти немцев, - указывает издание. - (...) В последние 20 лет осмысление национал-социалистических преступлений на востоке Европы все еще проходит медленно".

"В ноябре прошлого года журналист Хаснаин Кацим высказал в Twitter свое недовольство по поводу того, кого приглашают в качестве эксперта по США в связи с президентскими выборами в Америке. "Это как с правительством Гельмута Коля, которое всех считало "русскими немцами" - достаточно было владеть немецкой овчаркой 200 лет назад", - написал он. (...) Кацим говорил о русских немцах как иммигрантах, которым давали гражданство из-за их "немецкой крови", в то время как не белым мигрантам, уже давно живущим в Германии, приходилось преодолевать более значительные преграды, как, например, его семье".

"На самом деле русским немцам никогда не давали гражданство из-за их "немецкой крови", - отмечает издание. - Основанием для этого были скорее пережитые ими изгнание и депортация во время Второй мировой войны. Русские немцы должны были доказать свою "этническую принадлежность" к немецкому народу. Но многие немцы называли их всех "русскими".

"Почти не говорят и о постсоветских мигрантах, ставших жертвами расистского насилия, - пишет издание. - (...) 4 мая 2002 года подростки напали у клуба на мигранта Кайрата Батесова и его друга Максима К., обозвав их "чертовыми русскими". 23 мая 2002 года Батесов умер от полученных травм. "Ксенофобский мотив преступления" суд тогда не захотел признавать".

"19 декабря 2003 года в Хайденхайме правый экстремист убил Виктора Филимонова, Вальдемара Акерта и Александра Шляйхера, все трое были поздними переселенцами. В этом деле суд также не увидел расистского мотива".

"1 июля 2009 года российский немец Алекс В. убил в суде Дрездена египтянку Марву Эль-Шербини, находившуюся на третьем месяце беременности. Здесь расистский мотив оказался однозначным".

"Что это демонстрирует? Пожалуй, то, что границы между преступниками и жертвами не всегда так однозначны, как хотели бы этого некоторые люди, - заключает Die Tageszeitung. - Реальность сложнее, чем она зачастую представляется в антирасистском дискурсе".

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru