Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
31 мая 2006 г.

Корреспондент | Frankfurter Allgemeine

Руины под сенью пальм

Абхазы и грузины возобновили диалог, но конца конфликта еще не видно

Перед поездкой в Сухуми нам сказали, что нас ожидает разрушенный, мертвый город, который во время войны 1992-1993 года между абхазами и их российскими и северокавказскими союзниками, с одной стороны, и Грузией - с другой превратился в руины. Из иллюминатора российского вертолета, находящегося на службе ООН, который подлетает к аэропорту к западу от Сухуми, разрушений практически незаметно. Пышная растительность закрывает шрамы войны. Но за взлетно-посадочной полосой маячит разрушенная часть здания аэропорта, а по дороге в город можно увидеть среди пальм развалины некогда шикарных особняков.

Между тем сам город, которые абхазы сделали столицей Абхазской республики, живет. А когда оказываешься под пальмами и олеандрами, в тени деревьев, кажется, что живет он мирной жизнью. Рынок в центре города бурлит. В православных храмах русские зажигают свечи и молятся перед иконами. На набережной рядом с некогда красивым, а теперь разрушенным волнорезом в уличном кафе пьют крепкий кофе. Неподалеку в теньке играют в шахматы. Здесь можно узнать новости со всего города. Слышна русская и абхазская речь.

Грузинский язык, который был здесь некогда родным, теперь услышишь редко, многие его уже и вовсе не понимают. По меньшей мере 200 тысяч грузин - в Тбилиси говорят о 300 тысячах - покинули Сухуми сами или принудительно во время войны за независимость Абхазии от Грузии. "Последствия войны", - сухо комментирует абхазская сторона. В начале 1990-х годов в Абхазской АССР, которая с 1931 года входила в состав Грузинской ССР, проживало около полумиллиона человек, на сегодняшний день осталась половина. Среди национальностей, проживавших в республике 15 лет назад, грузины были самой многочисленной группой. Абхазы составляли тогда всего 17%. В этом абхазы винили национальную политику коммунистов в Тбилиси и Москве, целью которой было превращение абхазов в меньшинство в их собственной республике.

Наличие в регионе транспортных средств ООН белого цвета демонстрирует то, что Сухуми - это необычное место. Присутствие миротворцев из стран СНГ, которые контролируют соблюдение условий перемирия, заключенного Грузией и Абхазией в 1993 году, говорит о том же.

Среди миротворцев - 1800 российских солдат. Заместитель спецпредставителя Генсека ООН Иво Петров говорит, что миссия ООН следит за деятельность миротворцев и, кроме того, делает все возможное для того, чтобы конфликтующие стороны, Грузия и Абхазия, возобновили диалог.

Теоретически существует эмбарго на торговлю и запрет на въезд для граждан Абхазии. Правда, Россия за последние годы несколько смягчила условия эмбарго, что должно заставить абхазов, в свою очередь, пойти на уступки. Четыре года назад было возобновлено железнодорожное сообщение между российским городом Сочи и Сухуми, абхазы получили российские паспорта. Кроме этого, Россия выплачивает пенсии тем абхазам, которые имели это право с советских времен. Таким образом, ежемесячно из Москвы в Абхазию приходит около миллиона долларов. Без помощи России Абхазия не выжила бы ни политически, ни, тем более, экономически.

В определенном смысле проводимая Россией политика является продолжением двойной игры, начатой русскими еще во время войны 1992-1993 годов. С одной стороны, Москва выступала за прекращение противостояния между Грузией и Абхазией в 1993 году и даже добилась результатов. С другой стороны, российские военные сотрудничали в то время с мятежными абхазами и их союзниками на Северном Кавказе, среди которых был и Шамиль Басаев, впоследствии организовавший захват заложников на Дубровке и в школе Беслана. В Абхазии Басаева до сих пор считают национальным героем. Россия тайно поставляла абхазам вооружение, а солдаты из 104-й российской парашютно-десантной дивизии принимали участие в освобождении Сухуми от грузинских военных, вступивших туда летом 1992 года для предотвращения отделения Абхазии. Абхазская сторона благодарна России за помощь, которую та оказала маленькому народу, который боролся за свою независимость.

Сергей Багапш, "фактический президент" Абхазии, самоуверенно утверждает: "С нами можно говорить о многом, но только не о нашей независимости. Мы строим независимое государство и в соответствии с правом наций на самоопределение можем претендовать на это". Народный референдум, проведенный в 1997 году, показал, что народ хочет независимости. Но голосовало не все население, поскольку грузинских беженцев никто не спрашивал. Багапш встретится с президентом Грузии Михаилом Саакашвили только в том случае, если появится возможность прийти к единому мнению по экономическим вопросам, а Грузия прекратит поддерживать подпольные воинствующие группы в пограничном районе Гали пропагандой, оружием и деньгами. По разным оценками, оттуда бежали 100 тысяч грузин.

Багапш заявляет, что знаком доброй воли было то, что власти Абхазии разрешили вернуться в Гали более чем 55 тысячам из них. Но нельзя требовать того, чтобы "врагам, которые вели войну против абхазской нации", разрешили вернуться в страну, считает Багапш. За этим скрывается страх, что грузинское население вскоре опять будет преобладать над абхазским. Багапш ничего не хочет слышать и о возвращении собственности беженцам или о компенсациях, поскольку Абхазии в ходе войны был нанесен ущерб в размере 15 млрд долларов. Он с удовольствием внес бы в счет потери от введенного торгового эмбарго.

Багапш утверждает, что он готов принять меры по укреплению доверия и добрососедских отношений с Грузией. Нужно добавить, что это может произойти лишь с позволения державы-заступницы, то есть России. Грузия стала соринкой в глазу России из-за ее разворота в сторону Америки и стремления попасть в НАТО. Абхазия же остается надежным рычагом, с помощью которого можно оказывать на Грузию давление.

Абхазия стала заложницей России. Как и на Украине, в Абхазии осенью 2004 году прошли президентские выборы, на которых кандидат - протеже Москвы - не выиграл. Поэтому разразилась "мандариновая война": Россия хотела постфактум опровергнуть победу Багапша, наложив запрет на ввоз абхазских фруктов. Однако на попытки Москвы объявить результаты выборов недействительными абхазы отреагировали уличными протестами. В конце концов были проведены повторные выборы, и Москва признала Багапша президентом лишь тогда, когда он согласился назначить своего конкурента, которого поддерживали российские власти, вице-президентом. Багапш дает понять, что мировое сообщество должно помочь Абхазии выйти из изоляции, если оно хочет сократить ее зависимость от России.

Грузино-абхазский переговорный процесс, который был инициирован ООН в 1994 году, все время заходит в тупик. В конце прошлого года в очередной раз потерпела поражение попытка подойти на шаг ближе к разрешению замороженного конфликта. Грузинская сторона попыталась добиться того, чтобы вместо миротворческого контингента СНГ, состоящего только из русских, безопасность в зоне конфликта обеспечивали международные миротворцы. Абхазская сторона отклонила это предложение - не без давления со стороны Москвы, которая хочет совместить функции политической державы-заступницы и третейского судьи с оружием в руках. Кажется, Москва взяла новый разгон.

Для абхазов самым важным является их стремление прорвать политическую блокаду, выйти на международную арену, быть услышанными и завязать экономические отношения во всех направлениях. Грузинская сторона, скрепя сердце, должна была признать, что переговоры по вопросу о статусе и воинственная риторика грузинских политиков перед лицом российской силовой позиции и интересов только углубляет отчуждение между Сухуми и Тбилиси. Грузия не откажется от своих притязаний на территории (в том числе и абхазскую), но предлагает отказаться от силовых методов решения конфликта и начать переговоры по вопросам экономики и проблеме беженцев.

Советник президента Саакашвили по вопросам урегулирования конфликтов Ираклий Аласания говорит, что грузинская сторона допустила ряд грубейших ошибок, от которых волосы встают дыбом. Однако Тбилиси все же удалось распустить и разоружить военизированные грузинские формирования, которые действуют на пограничных территориях, в число которых входит и Гали, и оставшаяся за Грузией провинция Зугдиди. Багапш также утвердительно ответил на вопрос о том, предпринимает ли что-нибудь грузинская сторона для противодействия "этим бандам". Необходимо освободить для абхазов дорогу в Европу, утверждает Аласания. Это подтолкнет их к переговорам и сделает более гибкими. Однако возникает вопрос о специальных проездных документах, которые сделали бы это возможным. С точки зрения Багапша, эти меры уже опоздали, поскольку большинство абхазов уже имеют российские паспорта. Однако это не является причиной, по которой Абхазия должна стать частью Российской Федерации.

"Де-факто" президент Абхазии говорит о своей родине как о рае для туристов, она живет преимущественно с доходов от отдыхающих - так, как это было в советские времена, когда на абхазском побережье Черного моря отдыхала элита. Однако до желаемого экономического процветания еще далеко. Деревни по дороге в Гали выглядят пустыми. Попадается все больше разрушенных и невосстановленных домов. "Молодежь в основном уехала в Россию, на заработки", - говорит продавщица из деревенской лавки. Но люди возвращаются. Грузинка Тамара - одна из тех, кто вернулся. Как и многие другие, она стала беженкой во время войны. Сегодня она торгует на рынке в Гали примитивной техникой, которую покупает в Грузии.

Через границу с грузинской провинцией Зугдиди наладилась "сумочная торговля". До недавнего времени люди должны были тащить тяжелые сумки через мост, чтобы попасть на другой берег реки Ингури. Сейчас ООН предоставляет им автобус. Русская колымага, выкрашенная в белый цвет, бесплатно переправляет людей через мост. Даже в воскресенье здесь толпится народ. Нужно же как-то жить, говорит женщина, которая хочет попасть "туда" из Абхазии, чтобы сделать покупки. Абхазский таможенник тоже должен как-то жить и поэтому собирает деньги за проход. Когда он замечает любопытный взгляд незнакомца, он сует деньги в паспорт женщины, повернувшись к наблюдателю широкой спиной.

Постепенно толпа редеет. Абхазы спешат к автобусу под бдительными взглядами российских солдат, следящих за происходящим из бронетранспортера. Тяжело движется автобус через мост к заветной цели. Не это ли символ "переговорного процесса" между Грузией и Абхазией?

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru