Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 мая 2007 г.

Стивен Эрлангер и Хасан М. Фаттах | The New York Times

Группировки джихадистов заполняют вакуум власти в ПА

В два часа ночи вооруженные люди в масках ворвались в интернет-кафе Al Wafa Net в лагере беженцев Хан-Юнис в секторе Газа, где 17 молодых людей пользовались интернетом.

"Налетчики связали им руки и заставили их выйти на лестницу, а сами разбили все мониторы, сервер, телевизор и ксерокс, - сказал владелец кафе Хамад. Это нападение произошло несколько месяцев назад. - Потом они сожгли все 36 компьютеров".

За последние месяцы в секторе Газа имели место подобные нападения на магазины, торгующие музыкальными дисками и видеокассетами, а также аптеки, обвиняемые в торговле виагрой. Атакам подверглись также школы, финансируемые США и ООН.

Противостояние армии Ливана и исламистов в одном из лагерей палестинских беженцев в Ливане привлекло внимание к джихадистским элементам, пускающим там корни, а также радикализации населения самих территорий Палестинской автономии.

Раздробленность власти в секторе Газа и ее изоляция, говорит аналитик из Газы Тайсир Мхайсин, влечет за собой "рост фундаментализма и возникновение организаций, убежденных в необходимости насилия и практикующих насилие по модели, созданной бен Ладеном".

Аналитик Муин Раббани из Иордании, специалист по палестинской политике из International Crisis Group, отмечает: "Существует вакуум в области безопасности, создающий пространство для деятельности самых разнообразных новых мелких организаций и сил".

Ранее палестинцами, как на палестинских территориях, так и в лагерях беженцев, в том числе в Ливане, руководило движение "Фатх" - националистическая фракция, которую возглавлял Ясир Арафат. Но после прихода в политику радикального движения "Хамас", его победы на выборах в 2006 году (тогда как "Фатх" потерпел поражение) и столкновений между двумя движениями, "вакуум власти" в секторе Газа и в ливанских лагерях беженцев заполняют джихадисты-"внештатники" с сомнительными и неясными связями.

Администрация Буша высказывает растущую озабоченность тем, что движение палестинцев может стать заложником "Хамаса" и еще более радикальных организаций. Представители администрации заявляют, что не видят конкретных связей между происходящим в лагерях палестинцев в Ливане и ухудшением обстановки в секторе Газа. Но идеологическая взаимосвязь, на их взгляд, налицо: маргинализованная, не имеющая перспектив молодежь увлекается идеями джихада, так как она разочарована в более секулярных или умеренных течениях.

На убогих улицах лагеря беженцев Аин-аль-Хилве в окрестностях города Сидон на юге Ливана, Абу Ахмед Таха и другие подобные ему люди готовятся к сражению, которого давно страшились.

Вооруженные ополченцы - члены военизированных группировок - ходят по улицам этого лагеря с 47-тысячным населением в полной боевой готовности. Спорадически происходят стычки. Обстановка обострена как никогда. Таха считает: главная опасность в том, что быстрее всего растет численность группировок джихадистов, преследующих совершенно иные цели, чем его организация.

"Главная проблема - "Аль-Каида". Она расширяется, - сказал Таха после встречи религиозных и политических лидеров лагеря, срочно созванной для разрядки напряженности. - Пробуждение исламизма длится уже 25 лет. Но теперь оно станет для нас огромной проблемой".

Опасения Тахи любопытны тем, что сам Таха - не секулярный общественный активист и не представитель номенклатуры "Фатха", а высокопоставленный член "Хамаса". В суровом мире военизированных группировок Таха и его единомышленники заняли, как это ни удивительно, умеренные позиции: они призывают к спокойствию и стремятся налаживать связи с другими группировками и правительством.

По оценке сотрудников служб безопасности и аналитиков, организации, вдохновляющиеся "Аль-Каидой", существуют в лагерях палестинцев в Ливане около десяти лет. Там они нашли для себя плодородную почву: атмосфера беззакония и низкий уровень жизни им на руку. В Ливане палестинцам не разрешается владеть недвижимостью. Их не везде берут работать. Обычно прав у них мало.

Аин-аль-Хилве тоже лет пять назад стал рассадником джихадизма. По словам представителей "Хамаса" и "Фатха", только отсюда более 25 мужчин поехали воевать в Ирак. Больше о них не было ни слуху ни духу. Джихадисты говорят, что есть и другие желающие.

Таха отмечает, что вступить в новые группировки несложно. В то время как для превращения в полноправного члена "Хамаса" молодому человеку нужно пройти несколько лет идеологического воспитания, членом джихадистских группировок можно стать, просто принеся клятву верности им, говорит Таха. Главное внимание там уделяется не политическому образованию, а идеям борьбы в глобальном масштабе, сдобренным религиозными лозунгами.

Неясно, являются ли эти джихадистские группировки частью "Аль-Каиды" или просто местными бандами религиозных фанатиков, но граждане стран Запада и их учреждения ныне подвергаются большей опасности во всем регионе, включая сектор Газа. Это демонстрирует обстрел школ, а также похищение двух корреспондентов Fox News и корреспондента BBC в секторе Газа Алана Джонстона. За похищение Джонстона в марте взяла на себя ответственность безвестная организация "Армия ислама".

В секторе Газа, где большинство жителей выполняют религиозные обряды более рьяно, чем на Западном берегу Иордана, "Аль-Каида", как говорят сами палестинцы, менее влиятельна, чем расширяющийся круг религиозных фанатиков. Эти организации атакуют то, что считают проявлениями морального разложения и упадка веры, пользуясь популярными религиозными оправданиями как предлогом для банальной уголовщины - похищений людей и вымогательства. Такие объекты нападений, как интернет-кафе, где молодые люди смотрят в экран за закрытыми дверями, считаются скорее символами гипотетического нравственного разложения, чем западной культуры или секуляризма.

"Хамас" и менее крупное движение "Исламский джихад" давно уже сделали своей главной целью борьбу с Израилем и его оккупацией земель, которые они считают палестинскими. Хотя ввиду этого многие, в том числе США и Евросоюз, называют вышеуказанные организации террористическими, представители "Хамаса" говорят, что борются против израильской оккупации, но ничего не имеют против иностранцев.

Напротив, нападения на западные учреждения и в особенности американские в связи с их присутствием на Ближнем Востоке, - главный признак почерка "Аль-Каиды" и подобных ей организаций.

Решение "Хамаса" прийти в политику и сформировать палестинское правительство создало возможности для деятельности меньшинства, которое считает, что движение поступилось принципами борьбы с Израилем и приверженностью делу "сопротивления".

Юваль Дискин, директор израильского управления внутренней безопасности "Шин-Бет", заявил, что видит "связи" между глобальным движением джихадистов и группировками в секторе Газа. Существованию таких связей способствуют интернет, арабские спутниковые телеканалы и контрабандная доставка в сектор Газа оружия и людей.

В своей статье в новом номере Foreign Affairs бывший аналитик ЦРУ и член Совета национальной безопасности США Брюс Ридель предположил, что сектор Газа "уже поделен между "Хамасом" и "Фатхом"; есть также сведения, что там формируется небольшой аппарат "Аль-Каиды".

Но Дискин целенаправленно избегает термина "Аль-Каида", который, на его взгляд, теряет свое значение. Он предпочитает выражение "глобальный джихад", подразумевая под ним сеть исламистов и антизападные убеждения, ассоциирующиеся с Усамой бен Ладеном и "Аль-Каидой".

По оценкам израильских официальных лиц, "Аль-Каида" угрожает прежде всего "Хамасу". Второй по значимости руководитель "Аль-Каиды" Айман аз-Завахири дважды критиковал "Хамас" за приход в политику.

Вышеупомянутый Раббани отметил: "Совершенно неясно, удалось ли джихадистам проникнуть в сектор Газа. Я подозреваю, что если это и произошло, то их присутствие минимально. А скорее всего, оно и вовсе отсутствует". Жителей сектора Газа, которые говорят о своих связях с "Аль-Каидой", Раббани охарактеризовал как "смешение тех, кто мечтает вступить в "Аль-Каиду", и тех, кто пользуется ее риторикой в своих собственных целях".

Меж тем как в жизни и обществе палестинцев воцаряется раздробленность, "удушающая изоляция сектора Газа израильтянами" и яростная междоусобная рознь между самими палестинцами делают эту территорию "крайне плодородной почвой для фундаментализма и этих джихадистских идей", отмечает аналитик Мхайсин.

"Оккупация Ирака американцами была сильным стимулом для возникновения этих организаций, - продолжает он, - а в регионе есть политические партии, которые использовали эти организации, в том числе "Фатх аль-Ислам" в Ливане, в своих собственных интересах".

Столь же таинственной Мхайсин называет "Армию ислама" в секторе Газа: "Найти подробное описание таких организаций очень сложно. Кажется, что в ней состоят призраки, но признаки их деятельности налицо: они жгут интернет-кафе, выступают с заявлениями в интернете, издали несколько фетв".

Некоторые боевики работают на политические течения, другие - на собственные кланы, третьи - на преступные банды с политическим или религиозным уклоном. Есть и такие, кто готов работать на любого. А некоторые подпадают под влияние идей религиозного и политического экстремизма, буквально витающих в воздухе.

"Когда есть интернет и арабское спутниковое телевидение, контактировать с группами джихадистов необязательно, - отметил Мхайсин. - Эта форма коммуникации может заменить общее собрание для создания партии. А молодежь чувствует себя в опасности, даже если не знает, откуда она исходит. Они верят в свое дело и не всегда осознают, что их использует в своих интересах кто-то другой. На мой взгляд, самая опасная из сегодняшних тенденций - это вовлечение молодежи в политику региональными силами".

Тем не менее, последние разоблачения "Хамаса", сделанные Завахири, были внимательно выслушаны в секторе Газа.

"Хамас" продался, чтобы сохранить за собой треть правительства, - заявил Завахири. - Но какого правительства? Правительства, которое даже не имеет права на въезд и выезд без разрешения Израиля?"

Как отметил Раббани, критика задела за живое. В прошлом году руководство "Хамаса" презрело разоблачения Завахири как пустяковые, теперь же оно предпочло дать подробный ответ.

Но после года у власти "Хамас" может продемонстрировать мало достижений, что подтверждает критику. Заключенное им с "Фатхом" соглашение о формировании коалиционного правительства не положило конец западному дипломатическому и финансовому бойкоту кабинета, возглавляемого членами "Хамаса".

"Судя по тому, как эволюционирует "Хамас", он рискует превратиться в нечто неопределенное - ни рыба ни мясо, - говорит Раббани. - Они не участвуют ни в содержательном политическом процессе, ни в боевых действиях, хотя уверяют, что занимаются тем и другим и открыли волшебный рецепт, как примирить первый со вторыми".

В атмосфере нарастающего разочарования, отметил Раббани, именно "Хамас", имеющий большое влияние в секторе Газа, находится в наиболее рискованном положении: "Появление в секторе Газа чего-то подобного "Аль-Каиде" станет для "Хамаса" гораздо более сильной угрозой, чем "Фатх".

Стивен Эрлангер (Иерусалим), Хасан М. Фаттах (Ливан). В подготовке материала принимали участие Тахрид Эль-Ходари (сектор Газа), Хелен Купер (Вашингтон) и Нада Бакри (Аин-аль-Хилве, Ливан)

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru