Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
31 мая 2019 г.

Жан Бирнбаум | Le Monde

Бруно Латур: "Апокалипсис оказывается воодушевляющим"

"В интервью газете Le Monde известный французский социолог и философ Бруно Латур утверждает, что экологическая катастрофа лишает нас жизненного пространства, прочной основы - иными словами, общего мира. Именно в свете этой потери он анализирует выборы в Европарламент, рост "популизма" и движение "желтых жилетов".

"Когда я говорю о кризисе "порождения", я указываю на кризис, который в большей или меньшей степени подпитывает все текущие политические дебаты, и в котором обобщается главный вопрос: как нам браться за дело, чтобы наш мир продолжал существовать?" - сказал Латур.

"Молодые люди выходят с протестами, обвиняя предыдущие поколения в неспособности передать им по завещанию пригодный для жизни мир. Для людей моего возраста, которые пережили май 1968 года (социальный кризис во Франции, начавшийся с леворадикальных студенческих выступлений. В конечном счёте он привел к смене правительства, отставке президента Шарля де Голля и, в более широком смысле, к огромным изменениям во французском обществе - Прим. ред.), это поразительно. Тогда мы хотели, чтобы старики уступили нам место! Теперь наши дети говорят: "Мы выполним свои обязательства, когда вы выполните свои". Мое поколение хотело ускорить построение нового мира. Они же хотят замедлить время и призвать к ответственности", - указывает философ.

"Если бы Шарль Пеги (французский поэт, драматург, публицист, эссеист и редактор. Одно из главных художественных произведений - диалог "Таинство милосердия Жанны д?Арк" - Прим. ред.). был жив, он бы говорил о юной активистке Грете Тунберг (шведская школьница, борющаяся за то, чтобы остановить изменение климата; в августе 2018 года она начала свою одиночную "школьную забастовку за климат" возле здания шведского парламента - Прим. ред.). Многие люди в других странах последовали её примеру., как о Жанне д'Арк! Она - апокалиптическая фигура, фигура Катекона, аутичная девушка, без какой-либо явной харизмы, которая пытается остановить катастрофу. Она очаровывает меня. Сама ее неуклюжесть придает ей необычайную убедительность. Она распространяет не надежду, а страх. Она не говорит старшим: "Мы заменим вас", а говорит: "Мы ваши дети, и мы задаемся вопросом, надо ли еще дальше делать детей". Следовательно, этот кризис порождения является кризисом цивилизации", - отмечает Латур.

"Настоящий апокалипсис - это не голливудские спецэффекты, это что-то серьезное, к чему нужно подходить с помощью правильных библейски инструментов. Апокалипсис не означает, что все рухнет, и нам нечего будет есть в следующем году, как это утверждают коллапсологи, которые проповедуют очень плохую религию", - утверждает собеседник издания. .

"Апокалиптическая" тема позволяет две вещи: во-первых, считать, что наша ситуация уже подверглась оценке, что не будет никакого другого мира, никакого другого прогресса... Но также существует возможность заново начать позитивную историю, констатировать, что пространства для маневрирования много, есть место и для инноваций, короче говоря: нет, Земля не исчезнет, люди тоже, и пора приступать к работе!" - поясняет Латур

"Апокалипсис - это позитивная, вдохновляющая тема, благодаря которой можно избавиться от ложных надежд. Это то, что делает нашу эпоху такой интересной и даже сенсационной", - уверен социолог.

"Прецедента нет, ни одна цивилизация еще не сталкивалась с такими глубокими экологическими изменениями. Чтобы продолжать жить так, как мы, сегодня потребовалось бы пять планет", - отмечает Латур.

"Внезапно мы осознаем разницу между миром, в котором мы живем, и миром, где мы живем (например, парижские кафе). Примирить эти два мира - это то, что я называю "приземлиться". Но это невозможно, потому что политика проводится государствами, которые были полностью переделаны после 1945 года, в эпоху реконструкции и модернизации, когда определение территорий не получило адекватной адаптации. Вот почему так сложно перейти от старого климатического режима к новому", - полагает Латур.

"Чтобы доверять фактам, разработанным тем или иным учреждением, требуется территория общего пользования. Когда ее больше не существует, воцаряется безрассудство. Сегодня "климатоскептики" становятся все более многочисленными. Их проблема не в когнитивной недостаточности, а в отсутствии общего мира", - рассуждает философ.

"Призрачно думать, что мы убедим их "проверкой фактов"! Вы всегда можете представить им новые факты, на что они ответят в духе трампистов: все, что вы говорите, априори ложно, потому что мир, в котором происходит глобальное потепление, не мой, более того, я удеру из него и приземлюсь где-нибудь в другом месте", - указывает Латур.

"Таким образом, модернизм стал формой преступного "эскапизма". Потому что никто не представляет себе, что нас будет 9 миллиардов, и мы отправимся на Марс. Отсюда и быстрое распространение тех, кого я называю "лишними" людьми. Это понятие имеет огромную трагическую глубину. Это значит: люди рождаются и оказываются ни на что не годными. Это также относится к истории "желтых жилетов": теперь Гея выталкивает нас, и все чувствуют себя лишними", - отмечает собеседник издания.

"Классический политический вопрос "какой народ для какой земли?" больше не находит ответа. Крайне правые очень хорошо это поняли, и мы должны признать, что ответы тех, кого мы называем "популистами", даже если они мне не нравятся, основаны на ряде хорошо подобранных симптомов. Быть настроенным против иммиграции, быть климатоскептиком, выступать против феминисток и против абортов - это значит очень четко поставить вопрос: где мы? На какой земле, с кем, против кого? Это немного жесткий режим приземления, но довольно впечатляющий", - указывает Латур.

"Европа изобрела модернизацию, и у нее есть все шансы ее отменить. Это сделает не Китай, он все еще верит в модернизацию. И тем более не Америка, которая никогда не была хорошим проводником своего собственного стремления к прогрессу", - подчеркивает социолог.

"Мы можем критиковать Брюссель и в то же время утверждать, что мы чувствуем себя европейцами, даже если понятие "мы" стало довольно щекотливым. Но именно европейской истории предстоит изобрести этот необыкновенный момент господства. Мы должны положительно принять факт провинциализма Европы! Исходя из этого, мы сможем найти поле для маневра и вдохновения. Для этого настоятельно необходимо знать, в каком пространстве и в каком моменте истории мы находимся".

"И снова об этой проклятой Европе: как Европа-ЕС, так и Европа-родина - обе пользуются широкой поддержкой. Вы только представьте себе: наконец-то мы с увлечением будем наблюдать за баталиями в Европарламенте! Будет настоящая драка, потому что это хорошо организованное пространство для решения забытых вопросов: какие народы, на каких землях, с какими союзниками, в каком климате, ради какой социальной справедливости? Мы еще не приземлились, но в густом тумане уже мигают огни", - утверждает собеседник издания.

"Мы не располагаем теоретическим и эмоциональным материалом для решения вопроса об антропоцене. Мы привыкли осознавать многие вещи, но не такой абсолютно новый факт, что Земля тоже реагирует на наши действия. Чтобы столкнуться с этой проблемой лицом к лицу, нам придется внедрять инновации", - считает Латур.

Источник: Le Monde


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru