Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
31 августа 2006 г.

Николя Саркози | Le Figaro

В Ливане Франция подтверждает свои международные амбиции

В силу исторических связей с Ливаном и Израилем и своего статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН Париж не мог стать на позицию невмешательства в конфликт, уверен министр внутренних дел Франции Николя Саркози

В прошлый четверг президент Республики объявил о решении Франции взять на себя ответственность за установление мира в Южном Ливане. Я его полностью поддерживаю. Я считаю, что речь идет об одном из главных направлений внешней политики Франции, которое мы должны будем сохранять при любом результате выборов будущего года. Чем же объяснялось принятие этого решения?

Как все знают, наш народ и ливанский народ связывает долгая история дружбы и братства. Франция, благодаря которой современный Ливан появился на свет после Первой мировой войны, несет за него особую ответственность. На протяжении четырех десятилетий эта страна кровью оплачивала перипетии израильско-арабских войн и израильско-палестинского конфликта. Одни ее бомбили, другие многие годы оккупировали, а этим летом она перенесла страшный удар - войну, спровоцированную третьими государствами и подхваченную радикальными вооруженными формированиями.

Могли ли мы допустить дальнейшее уничтожение инфраструктур этой страны, новые большие жертвы среди мирного населения? Разумеется, нет, и Франция, как ей и следовало, сыграла решающую роль в достижении прекращения огня. Не бывает внешней политики без морали. И замечательно, что Франция смогла остаться верной своим высоким принципам. Но могли ли мы после объявления прекращения огня пустить дело на самотек, будучи уверенными, что рано ли поздно возобновятся военные действия - ракетные обстрелы боевиков и ответные действия Израиля? Разумеется, нет. Безучастность и цинизм не могут быть отличительными чертами нашей внешней политики. К тому же, кроме принципов, существуют также интересы Франции как крупной мировой державы, заботящейся о мире в Европе и на ее периферии, то есть на Ближнем Востоке.

Таким образом, Франция - в силу исторических связей с Ливаном и Израилем и статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН - не могла сделать выбор в пользу инертности или невмешательства и так просто отказаться от своей ответственности как великой державы. Мы должны были занять достойное место в деле восстановления мира в этом регионе. Именно об этом объявил президент Республики, и я этому рад.

Сегодня каждый понимает, что ливанское правительство в одиночку не сможет добиться разоружения боевиков, а следовательно, и вывода израильских солдат, потому международное сообщество должно помочь ливанскому народу восстановить свой суверенитет на юге страны.

Но можно ли было объявить о военном участии Франции в новой акции ООН, не дождавшись гарантий того, что для успеха этой миссии созданы все необходимые условия? К сожалению, кое-кто за рубежом, да и во Франции не преминул раскритиковать французскую дипломатию: одни - за "трусость", другие - за "медлительность". Но как можно было не видеть, что мудрость и осторожность требовали, чтобы мы, прежде чем подвергать риску жизни наших солдат, в полной мере получили от ООН и основных заинтересованных сторон необходимые гарантии, касающиеся функций нового ооновского контингента, условий деятельности наших солдат и механизма взаимодействия между штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке, столицами стран - участниц миссии, а главное - дислоцированными на местах войсками?

Стопроцентных гарантий не бывает. Но мы, по крайней мере, не повторим ошибок прошлого. В частности, я имею в виду пребывание наших солдат до 1995 года в Боснии, куда они были введены во имя доброй, но туманной концепции гуманитарного вмешательства. Там погибли 80 наших солдат, притом что ни сама миссия, ни условия применения войск не были заранее определены. Напоминаю, что именно изменение рамок этой миссии, предпринятое в июне 1995 года по инициативе Жака Ширака и Джона Мейджора, позволило положить конец конфликту и открыть путь к подписанию Дейтонских соглашений.

Вместе с тем я осознаю всю трудность новой миссии в Ливане, все опасности, которые нас подстерегают и с которыми столкнутся наши солдаты, и я хочу воздать им уважение. Все помнят о терактах, совершенных 23 года назад в Ливане против американских солдат (250 погибших) и французских солдат с поста "Драккар" (59 погибших). Поэтому и здесь президент Республики проявил большую мудрость, постановив, что через шесть месяцев будут подведены предварительные итоги операции. Важно, чтобы весь политический класс и весь наш народ были едины.

Кое-кто может выразить мнение, что в этом предприятии нам делать нечего, что, сунувшись туда, мы окажемся вовлечены в чужую войну. Им я хотел бы сказать: а какова альтернатива? Должна ли Франция бросить Ливан, позволить ему превратиться в аванпост радикального шиизма, который со временем дестабилизирует весь арабский мир? Должны ли мы согласиться на то, чтобы больше не влиять на судьбы Ближнего Востока, хотя всем очевидно, что от них зависит безопасность европейцев и всех французов?

Поскольку я не снимаю с себя ответственности; поскольку и у меня есть определенное представление о благотворном влиянии нашей страны; поскольку я осознаю авторитет Франции не только в Ливане, но и во всем арабском мире; поскольку я хочу также, чтобы Франция сделала все для безопасности Израиля, я считаю, что Франция не могла отказаться от этой миссии, несмотря на все опасности и трудности. Не только амбиции, но также мораль и мир - вот что лежит в основе моего представления о благотворном влиянии Франции на мировой аренее. Необходимо, чтобы весь народ Франции поддержал миссию наших солдат в Ливане.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru