Архив
Поиск
Press digest
23 января 2021 г.
31 марта 2006 г.

Тони Кейрон | Time

Иранская дипломатия. Почему Россия и Китай не будут помогать

Недовольные американской политикой в соседних с ними странах, Москва и Пекин не испытывают желания содействовать

На первый взгляд кажется, что эти заголовки не связаны друг с другом: "США и их союзники вновь не смогли добиться согласия на ультиматум Совета Безопасности ООН Ирану"; "Сторонники демократии в Белоруссии вышли на улицы протестовать против выборного фарса, вернувшего к власти авторитарного Александра Лукашенко"; "Госсекретарь Кондолиза Райс провела в Австралии саммит по безопасности с коллегами из этой страны и Японии". Но в сочетании с другими, касающимися заявлений об укреплении экономического и стратегического сотрудничества во время визита президента Путина в Пекин, эти заголовки наводят на мысль о том, как озабоченность России и Китая американской политикой в других странах может продлевать существование иранского тупика.

Китай и Россия не стремятся вперед

Москва и Пекин блокируют усилия США и их союзников, добивающихся от Совета Безопасности ультиматума Ирану с требованием прекратить обогащение урана в течение 14 дней под угрозой санкций мирового сообщества. Они хотят дать больше времени на переговоры и вернуть дело в МАГАТЭ, а не оставлять его в СБ, где, по их мнению, ощущение "кризиса" способствует конфронтационным настроениям обеих сторон. Без поддержки России и Китая принять заявление Совета Безопасности нельзя.

Их мотивы очевидны. Стратегически важная позиция Китая в иранском энергетическом секторе делает мысль о масштабных санкциях для него невыносимой. Это справедливо и для экономических связей России с Тегераном, хотя они не имеют такого критического значения. Не менее важно то, что никто не хочет превращать Совбез в арену конфронтации, как это было перед вторжением в Ирак. Несмотря на то что обе страны являются частью системы ядерного нераспространения, которой, как полагают, угрожает Иран, они не видят в Иране такой стратегической угрозы их интересам и влиянию, какую видят в США.

"Сдерживание" Пекина?

Правящие круги в Пекине убеждены, что США стремятся затормозить и предотвратить превращение Китая в серьезную геополитическую силу, соразмерную его растущему экономическому влиянию. Китайским властям не надо далеко ходить за доказательствами - вашингтонские ястребы не скрывают свое мнение о Китае как о новой угрозе.

В январе прошлого года, после цунами, администрация Буша первоначально намеревалась поставлять помощь в обход ООН, в партнерстве с Японией, Австралией и Индией. Недавно Райс заявила в Австралии, что "все мы в регионе, особенно давние союзники, несем совместную ответственность по созданию условий, в которых подъем Китая станет позитивной, а не негативной силой в мировой политике". Ее австралийский коллега, министр иностранных дел Александр Даунер, тут же заявил, что "мы не поддерживаем политику сдерживания Китая". Заявления Райс в Пекине, конечно, поняли именно в таком смысле и увидели в них новое свидетельство стратегии "сдерживания".

Беспокойство и враждебность Китая еще усиливает расширение связей между его давним врагом Японией и США, особенно в свете того, что Вашингтон побуждает Токио к усилению военной роли в регионе. Одновременно недавний шаг президента Буша, показавший, что Индии, традиционной сопернице Китая, Америка прощает ядерное распространение и оказывает помощь атомной энергетике, едва ли способствует поддержке Китаем мер, направленных против Ирана.

Страхи Москвы

Отказ США признать результаты выборов в Белоруссии, которые европейские наблюдатели назвали фальсифицированными, был воспринят Москвой как напоминание о том, что она считает попытками Вашингтона ограничить российское влияние на территории бывшего СССР. "Бархатные" революции последних лет на Украине, в Грузии и других странах подпитывают ощущение, что США продвигают свое влияние в традиционную сферу влияния Москвы, поддерживая демократические бунты против пророссийских руководителей вроде белорусского лидера Александра Лукашенко.

Россия отвечает тем, что оказывает давление на союзников в Центральной Азии, требуя, чтобы они дистанцировались от США. Узбекистан, например, попросил США закрыть авиабазу, обслуживающую американские войска в Афганистане, после того как Вашингтон подверг критике нарушения прав человека режимом президента Ислама Каримова.

Преодоление разногласий Москвы и Пекина

В июле прошлого года президенты Путин и Ху (Цзиньтао) в совместном заявлении осудили попытки какой-либо страны добиться "монополии в мировых делах" и "навязывать модели социального развития". Похоже, Москва и Пекин прошли большой путь со времен холодной войны, когда, несмотря на их общую приверженность коммунизму, между ними продолжалось многолетнее соперничество, которое охотно использовали США. Сегодня их стратегический альянс основан прежде всего на бизнесе: Китай хочет увеличить потребление российских нефти и газа, значительная часть растущего китайского военного бюджета будет расходоваться на российское оружие. Но это, очевидно, диктует единую геополитическую программу, цель которой - сдерживание американского влияния.

В Пекине Путин и Ху договорились координировать усилия "по решению иранской ядерной проблемы политическими и дипломатическими методами". Разумеется, США и их союзники хотят того же. А это означает, что, если США сумеют привлечь на свою сторону Россию и Китай как партнеров по урегулированию иранского кризиса, Америке придется обратить внимание на их опасения в других сферах.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru