Архив
Поиск
Press digest
23 сентября 2020 г.
31 марта 2015 г.

Федор Лукьянов | Die Welt

Когда русские и китайцы будут маршировать вместе

"История повторяется, однако она никогда не делает это так, как того хотим мы, - пишет главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов на страницах немецкой газеты Die Welt. - Конечно, предсказывать историю - занятие бесполезное, особенно в России (...) Но можно попытаться пофантазировать".

"Итак, на дворе 9 мая 2025 года. Россия празднует 80-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, - пишет Лукьянов. - На трибунах на Красной площади ветеранов той войны не много - всем им уже около 100 лет. Несмотря на это, из года в год торжества по случаю Победы становятся все более пафосными, ведь они служат политической и идеологической самоидентификации России". Лет десять тому назад "между Россией и Евросоюзом опустился новый занавес", повествует автор. "Катализатором послужил конфликт на Украине, но реальная причина была в истории: на Западе стала укореняться новая трактовка Второй мировой, в которой та война рассматривалась в качестве общего преступления Сталина и Гитлера, а Красная армия считалась таким же захватчиком, как и германский вермахт, вследствие чего она не заслуживала одобрения за вклад в победу над Гитлером. В ответ на это Россия предложила свою версию: дескать Европа на самом деле никогда не отказывалась от фашизма, который является порождением европейской культуры и политической традиции". В результате ни один западный лидер уже давно не появляется на Параде 9 мая, да и сама Россия никого не приглашает.

"Вместо них важный гость на торжествах - президент КНР: на Красной площади он наблюдает за тем, как подразделения китайской армии маршируют в одном строю с российскими солдатами. Одновременно с этим Пекин указывает на активную роль Китая в той войне". "Однако китайские солдаты маршируют не только по Красной площади, - продолжает экскурс в будущее Лукьянов. - В Крыму у китайцев есть своя военно-морская база, расположенная неподалеку от российской. Она появилась там в 2019 году с одобрения Москвы взамен на согласие Пекина на расширение военного присутствия России в Центральной Азии. Обе эти базы - составная часть большого проекта под названием "Евразийский шелковый путь".

"Появился он в 2018 году - сразу после переизбрания Путина на четвертый срок - в результате слияния китайского "Экономического пояса шелкового пути" и российского Евразийского экономического союза, - поясняет автор. - Роли в нем были распределены следующим образом: Китай платит, а Россия защищает инвестиции в военно-политическом плане". Приносить свои первые плоды "Евразийский шелковый путь" начал быстро: "В 2025 году на российском Дальнем Востоке живется хорошо как никогда. Это все китайцы - они остановили упадок, модернизировав инфраструктуру". На самом деле, отмечает автор, китайцы не были заинтересованы в экономическом развитии региона, но, несмотря на это, КНР продолжила инвестировать в Россию из стратегических соображений. Результат: "российская экономика постепенно стала перемещаться с Запада на Восток". Но Китай "не вбивает клин в отношения между Россией и политически и идейно чуждой ей Европой: в конечном счете шелковый путь, по которому идет китайский экспорт, ведет в Восточную и Южную Европу".

Что же касается Центральной Европы, развивает свой сценарий Лукьянов, то к 2025 году она оказалась в окружении довольно депрессивной периферии: "Украина превратилась в зону огромного замороженного конфликта, плохи дела на Балканах и во многих регионах Восточной и Южной Европы. К тому же уже лет 15 постоянно трясет средиземноморские страны. Но Китай охотно инвестирует во все эти кризисные государства, так как считает их полезными для себя".

"Суверенитет России - святая святых Кремля, - продолжает Лукьянов, - но каким-то чудом председателю КНР Си Цзиньпину, ушедшему со своего поста в 2022-м, удалось убедить Путина, что тому тоже необходимо уйти. Путин хотел оставаться в кресле президента пожизненно, но в 2024 году по совету Цзиньпина все же передал бразды правления государством тщательно подобранному лично им преемнику. Китайская номенклатура извлекла урок из времен позднего СССР: неизменность власти ведет к стагнации, упадку и развалу. В России долгое время придерживались другого мнения, но в конце концов авторитет китайского дракона оказался сильнее".

"В начале XXI века разворот России от Европы в сторону Азии сильно беспокоил россиян, считавших Азию чем-то опасным и таинственным и боявшихся остаться без традиционных партнеров на Западе, один на один с желтой угрозой, - пишет Лукьянов. - Но к 2025 году общественное мнение изменилось: страх перед китайской экспансией уступил место прагматичным соображениям. (...) Да и по сравнению с китайцами россияне продолжают пользоваться большей личной свободой: власти стали больше, чем раньше, поддерживать частные инициативы граждан, россиянам стало проще раскрывать свой потенциал. Однако Москва все равно заинтересована в китайской общественной модели, которая лучше подходит для практических задач и не способствует политическим изменениям. Нравится России и китайский подход к истории, согласно которому "ничего нельзя осуждать, ничего нельзя отрицать". Поэтому об истории теперь судят в процентах: "Сталин был прав на 30%. - Нет, по крайней мере на 50. - Не соглашусь, больше 20% быть не может". К 2025 году такие понятия, как вина и искупление, изжили себя.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru