Архив
Поиск
Press digest
15 ноября 2019 г.
1 августа 2018 г.

Ник Кёртис | The Times

Ольга Кох: "В России мой отец находится в розыске"

"Сегодня вечером, перед выходом на сцену на Эдинбургском фестивале, где она впервые выступит с полномасштабным стендап-шоу, Ольга Кох настоятельно попросит кого-нибудь из зрителей отпить воды из стакана, который подают, чтобы смачивать горло", - пишет The Times. "Я русская, и мне нужно, чтобы все мои напитки кто-то пробовал", - шутит 25-летняя Ольга, стендап-комик. "Кох училась в школе в Суррее, у нее американский акцент и немецкая фамилия, но она родилась в Петербурге и выросла в Москве, так что шутки про "Новичок" для нее вполне естественны", - утверждает журналист Ник Кёртис.

"Ее отец Альфред недолгое время был вице-премьером при президенте Ельцине в конце 1990-х, а в качестве главы российского агентства по управлению государственным имуществом надзирал за процессом приватизации, которым группа олигархов манипулировала, чтобы захватить контроль над крупнейшими отраслями промышленности в стране. Позднее он возглавлял медиакомпанию, вел телевикторину, стал писателем и громогласным критиком режима Путина. Когда в 2014 году он бежал из России в Мюнхен, в аэропорту его задержали по сфабрикованным обвинениям в контрабанде произведений искусства, и, испугавшись, что его арестуют, если на следующий день он попробует вылететь рейсом, на который в этот день не смог попасть, он сел в первый попавшийся самолет", - говорится в статье.

"В России он все еще в розыске, так что не думаю, что с его стороны это была паранойя", - говорит Ольга Кох. Издание сообщает, что в шоу Ольги рассказывается история ее семьи, в том числе о ее детстве в новой России, а также "затронута тема отношений и приятные стороны свиданий с мужчинами, которые моложе тебя по возрасту, - то, что Кох относит к категории "шуток про пенисы".

"Ее мать Марина поддерживала политические амбиции ее отца, работая бухгалтером на рыбообрабатывающем заводе, чтобы содержать семью, пока он учился. В определенный момент она для вида разошлась с ним; чтобы узнать почему, вам придется посмотреть шоу, - пишет автор статьи. - Альфред со временем стал мэром своего маленького родного городка в окрестностях Петербурга (так в оригинале, Кох родился в Казахстане. - Прим. ред.), затем членом парламента и - недолго - "ведомым" Ельцина примерно в то время, когда родилась Ольга (так в оригинале, Кох был вице-премьером в 1997 году. - Прим. ред.). "Он был вице-премьером 9 месяцев", - говорит Ольга. Ему было поручено распродавать ресурсы, принадлежавшие государству, через схему "ваучерной приватизации", в рамках которой всем гражданам, даже детям, выдавались бумажки, которые они могли поменять на акции".

"Большинство людей предпочло продать свои ваучеры олигархам за наличные деньги, и "в итоге человека четыре стали владельцами всего" в стране. Ее отец, старательно подчеркивает Ольга, не принадлежит к их числу, и она отказывается давать "всеобъемлющие оценки" провальной программе приватизации, считая ее симптоматическим явлением для страны, которая "пыталась выстроить все из ничего", - передает Кёртис.

Журналист замечает: Кох заработал достаточно денег, чтобы семья отдыхала за границей, а Ольга училась в школе-пансионе в Британии, где выдавала себя за немку. "Я ненавидела стереотипы, прилагавшиеся к русским, предположения обо мне, - говорит она. - Что это очень консервативное общество, очень сексистское, очень гомофобское, что богатые люди богатеют там вульгарными или просто преступными способами".

В 17 лет она поступила в Нью-Йоркский университет, чтобы изучать информатику. Там она вступила в труппу Upright Citizens, стажировалась в Музее современного искусства, а после переезда в Лондон в 2014 году занялась стендапом.

"А что, если рассказ об истории ее отца снова привлечет к нему внимание путинских громил?" - поинтересовался журналист. "Надеюсь, ему не придают настолько важного значения, - ответила Ольга. - Он критик режима, но теперь у него не больше информации, чем у любого, кто читает новости, так что, будем надеяться, неведение - это счастье". Корреспондент спросил: "Не опасается ли она, что ее гэги про Путина будут замечены и кто-нибудь что-то сделает с этим стаканом воды?" "Страх был бы манией величия, - парировала Ольга. - Не думаю, что я говорю что-то, чего люди не знают до этого".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru